наверх
1896

Записки MKM. Alma mater (к 30-летию КАМПИ)

01 апреля 2010

Мой класс почти в полном составе поступил в Москву. Еще бы. Мы же были выпускниками знаменитой 26-й школы. Я тоже честно сделал попытку поступить в МИФИ, выстояв 8-часовую очередь для сдачи документов, и меня так же честно завернули с моей липовой справкой по зрению. Да, собственно, я и не знал, кем хотел быть, мое будущее в тумане. КАМПИ располагался в 15 минутах ходьбы от моего дома, и я попал туда без труда, сдав как отличник всего пару экзаменов. Стоя на тоскливой торжественной линейке утром 1 сентября 81 года на плацу в Парке Победы я думал о своих друзьях, с которыми мы бегали по фундаменту будущего института и прыгали в засыпанный снегом подвал. Потом была обязательная экскурсия на Главный конвейер. Как в детстве, но не так интересно.

КАМПИ, хотя и проработал уже год, обустраивался медленно. Весь сентябрь мы собирали парты. По квадратным коридорам гордо вышагивал будущий первый выпуск. Они то уже чувствовали себя настоящими студентами и Первый ректор знал их по именам.

Первые лабораторные работы, когда в голову лезет только один вопрос – Зачем? Толстенный кирпич болотного цвета - История КПСС. Первые семинары. Дурацкое слово коллоквиум, которое напоминало мне яйцо, сваренное вкрутую, когда пытаешься проглотить его целиком. Поездки на картошку, на капусту, с топориками, сделанными из куска арматуры. Как правило, мы выковыривали кочаны из-под снега. Первые зачеты – Для чего сдавать экзамены 2 раза? Первая вечеринка на квартире у старосты, когда все напились и стали неуспешно выяснять отношения. Я и сам был готов пожаловаться, но сидел в маленькой комнатке и слушал всхлипы блондинки, влюбленной в местного футболиста. Сам футболист нервно шатался мимо двери и спрашивал меня – Ну чего она хочет? Происходящая драма была мне горька – ведь я смотрел на ее стройную фигурку с обожанием с первых дней. Страдали все. В группе не было ни одной счастливой пары. Сам староста по прозвищу Штирлиц тоже страдал по отвергавшей его брюнетке. Напившись, мы надели пустую бутылку из-под шампанского на телевизионную антенну, торчащую с нижнего балкона.

Собственный стиль института никак не мог сформироваться в силу нежного возраста, несмотря на то, что большинство преподавателей пришло из КАИ, гремевшего в ту пору. Первые студенческие фестивали. Часто нас, проявлявших первые самостоятельные шаги, тыкали в нос. - А вот у нас в КАИ! Никогда не забуду, как нашу маленькую дурацкую пьеску с песенками (которые сочинил еще в школе) рассматривала высокая комиссия в составе Ректора, Парторга и Председателя профкома! И этот сакраментальный вопрос – На какую аудиторию Вы рассчитываете? 20 лет спустя, представляя Заказчику рекламный проект, снова и снова слышу подобные вопросы. Все повторяется.

Помимо самодеятельной театральной жизни, о которой хочется сказать отдельно, лучшим приключением были олимпиады. Первый раз мы поехали в Куйбышев на олимпиаду по математике весной первого года обучения. Солнце пригревало прилично, а я наматывал на горло коричневый двухметровый крупной вязки шарф и не снимал пиджака, потому что умудрился схватить ангину. Город смотрел на меня с сожалением. Мы шли по улице, мои сокурсники с жадностью припадали к горлышкам Жигулевского. Пил пиво я в первый раз и очень боялся опьянеть, поскольку совершенно не представлял дозировки. Утром, завтракая в общежитской столовой, мы могли видеть, что употребление этого напитка может сделать с местными студентами.

В первый вечер пребывания в чужой общаге, опытные сокурсники, произведя честный обмен с какими-то девчонками: вафельный торт на горячий чайник с заваркой отправились на пикник. И я от нечего делать потащился за ними. Не знаю, есть ли в Самаре ботанический сад (так я определил это место) и где мы были на самом деле, но более идиотского чаепития у меня никогда не было. В темноте кто-то выл, слышались чьи-то шаги, сумеречное небо прорезали силуэты незнакомых растений.
Мило и по-домашнему мы разрезали торт, пили чай из кружек, разливая его на газетную скатерть, но разговор явно не клеился. Видимо опыта общения с противоположным полом не было не только у меня, хоть я и был в компании самым младшим. Вернувшись в час ночи, я в полной растерянности обнаружил, что на моей кровати кто-то лежит. Спать на полу мне еще не приходилось. Мир не без добрых людей - абориген, занявший мое место, довольно быстро притащил железную сетку, которую приладил на 4 пустые пивные бутылки. Я был ему благодарен.

Вечером второго дня, купив билеты на программу варьете – всего по 2 рубля с носа, мы отправились в знаменитый кабак «Парус». Была миленькая программа с четырьмя девчонками в кружевных панталончиках и бравым ковбоем. Помню, что мы заказали бутылку шампанского, графинчик водки и буженину. Помню, как тупой нож отказывался резать этот тонюсенький кусочек. Помню, какое чувство ужаса мы испытали, когда нам принесли счет. Мои приятели вышли покурить… все вместе. Я начал подумывать о том, что они просто не вернутся, а подбежавший официант, цинично спросил - не хотим ли мы заказать чего-нибудь еще. Мы пытались утешиться в прогулке по ночным улицам города. В порыве захватившего меня откровения, я пытался излагать моим спутникам новые теории об устройстве Вселенной, но не встретил особого понимания с их стороны и после четырехчасового марафона рухнул на свою “бутылочную” кровать совершенно без сил. Потеря половины стипендии надолго отбила у меня желание посещать рестораны, а когда я слышу это слово “буженина”, и мне трудно глотать.

А потом была еще одна поездка, а потом еще. А потом я отказался ехать на олимпиаду по физике, сказав, что еду на олимпиаду по философии. А собрался туда я, потому что туда должна была поехать очень красивая высокая девушка с нашего потока, похожая актрису Санаеву, сыгравшую Лису Алису. А когда выяснилось, что она не поедет – я соврал философам, что еду на олимпиаду по физике. Философы оказались довольно безобидными людьми, а вот физики таскали меня к проректору.

Московская жизнь одноклассников не сильно отличалась от моей. Только они говорили, что увидели настоящую жизнь, да и грязи немного побольше. К концу третьего курса я привык к студенческому порядку вещей и подумал, что все не так уж и печально, даже если ты учишься возле дома.

 

С Днем Рождения, КАМПИ!

 

Михаил Мантуров, выпуск 1987 года, вечернее отделение, кафедра Обработка металлов давлением

Сергей Донцов, выпуск 1994 года, дневное отделение, кафедра Автоматизации

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту