наверх
873

"ЗАХОТИМ - ПОСАДИМ"!

09 августа 2006

Потерпевший говорил неправду, свидетелей в милиции не слушали, а человек, оказавшийся на скамье подсудимых, не совершал того, в чем его обвиняли. В результате, вместо 7 лет колонии (столько предусматривает Уголовный кодекс за грабеж, совершенный с применением насилия), мужчину приговорили к штрафу и отпустили домой. Обвинение в тяжком преступлении, которое на него «повесили» в милиции, суд счел недоказанным.
Вроде банальное дело: два таксиста подрались из-за очереди за клиентами. Тот, кому досталось больше, обвинил коллегу в избиении и грабеже мобилы. В Автозаводском ОВД возбудили уголовное дело, подозреваемого арестовали. Предварительное следствие шло 2 месяца, а в суде выяснилось, что следователь не сделал и половину своей работы. Он даже не посчитал нужным доказать главное: был ли вообще у потерпевшего сотовый телефон.
Таксисты, работающие на остановке «Театр кукол», в один голос утверждали, что их нынешний коллега - бывший милиционер Артур, когда-то возивший одного из начальников ГИБДД, - скандалил со всеми. Он ставил машину впереди очереди, переманивал клиентуру и, угрожая оставшимися связями, обещал всех посадить. Они не сомневались: на этот раз он просто убирал конкурента с маршрута. Сначала он спровоцировал конфликт (посадил к себе чужого пассажира, а на замечание отреагировал руганью), и написал заявление в милицию, а потом еще и потребовал ареста обидчика, заявив, что Рустам угрожает ему расправой. Но в ОВД показания свидетелей, которые лично видели драку и утверждали, что Рустам не отбирал у Артура сотовый, почему-то проигнорировали. Как проигнорировали и тот факт, что при обыске у Рустама мобильник не нашли. Лишь суд обратил внимание на то, что Артур вообще не хозяин трубки (аппарат был зарегистрирован на другого человека, а у бывшего милиционера не было на него никаких документов).
«Доказывать, что преступление было, и совершил его именно этот человек – задача следствия», - говорит судья Маликова. Ей 5 раз пришлось откладывать заседание суда, чтобы разобраться в этом деле. Как выяснилось, милиционеры вообще не запрашивали распечатку телефонных переговоров с якобы пропавшего мобильника, не определили, кому принадлежит номер и на ком записан сам телефон. Парень с тем же успехом мог заявить, что у него во время драки вырвали норковое манто: в милиции его слова никто не проверял! Более того: зная, что с пропавшего телефона звонили, когда Рустам уже сидел в камере, следователь не стал уточнять, с кем беседовали неизвестные. А суд уточнил. Оказывается, с этого номера звонили в адвокатскую контору, в которой работают, в основном, бывшие сотрудники милиции.
Обвинение в грабеже с Рустама сняли.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту