наверх
1825

ВСЕ В ВОЕНКОМАТ!

31 марта 2005

«До пятницы я совершенно свободен» - эти слова мультяшного героя сейчас смело может произносить каждый челнинский парень в возрасте от 18 до 27 лет. Потому что в пятницу, 1 апреля, начнется весенний призыв.

А отношение к этому мероприятию, по мнению нового военкома Западных префектур Фарида Мингариева, в городе принципиально меняется - в сторону ужесточения и повышения внимания.

Изменения в Закон «О воинской обязанности и военной службе» вносятся регулярно. С годами не меняется только одно: проблема с уклонистами (причем, не столько с теми, кто уклоняется от службы, сколько с парнями, избегающими даже знакомства с военкоматом). «Способы, которые до сегодняшнего дня использовались для борьбы с ними, результатов не дают, - считает Фарид Комбарович. - Я не говорю, что эти методы совершенно себя изжили. Милиция, ночь, внезапность - все это может быть эффективно только в том случае, если уклонистов раз, два и обчелся. Но только в нашем военкомате их считают сотнями! Значит, надо менять подходы к работе».
« В первую очередь, считает Мингариев, необходимо убрать психологический барьер между призывниками и военкоматом. «Здесь нужна кропотливая работа, которая выражается не в количестве разосланных повесток (мы уже убедились - это не срабатывает). В нашем военкомате, например, уже закрепили за сотрудниками по несколько уклонистов. Задача каждого работника - разъяснить призывникам и родителям статьи Закона, рассказать об основаниях для отсрочек и убедить прийти в военкомат, не боясь, что оттуда сразу заберут в армию».
« Необходимо содействие руководителей предприятий. «Они сообщают о наличии у них работников призывного возраста. А впоследствии должны помочь с обеспечением их явки».
« Нужно налаживать сотрудничество со школами. «Обязательно должна поддерживаться связь учебного заведения с военными частями, с бывшими учениками, проходящими службу. Сейчас в армии около 3 тысяч челнинцев. Они должны чувствовать, что за ними мощный тыл - и не только в лице родителей».
« Отдельная тема - студенты, использующие факт учебы для того, чтобы не идти в армию. «Мы видим, что большинство из них не могут грамотно написать предложение, ответить на элементарные вопросы. Отстаивать этих студентов неправильно!»
Полковник Мингариев не сомневается: «В течении года можно сделать так, что проблема уклонистов перестанет существовать вообще. Я говорю об этом, опираясь на собственный опыт. Просто нужно выработать верный подход».

АНАРХИСТЫ, ЗАПАДНИКИ И НЕМНОЖКО ПАТРИОТОВ
В преддверии призывного сезона мы поинтересовались у челнинских парней: хотят ли они в армию? Выяснилось, что в большинстве своем молодежь служить не рвется. По самым разным причинам:

Марат, 17 лет: - Если бы можно было, как раньше, в Германии служить, то пошел бы с удовольствием.
Сергей, 21 год, студент: - Служить не буду из идеологических соображений: я убежденный анархист и мое нежелание служить в армии - протест против наших правителей и их законов.
Александр, 26 лет: - Косил, кошу и буду косить. Немного осталось. Считаю, что наше государство не сделало ничего такого, чтобы у меня перед ним появились обязательства.
Валерий, 21 год: - Постараюсь от армии отвертеться. Пока удается. Не хочется терять лучшие годы. Думаю, все, кто хотел Родину защищать, учатся в кадетских классах. Зачем остальных трогать?
Встречаются и другие высказывания:
Рамиль, 17 лет: - Жить в казарме не хочется, но вообще-то собираюсь поступать в военный ВУЗ. А там посмотрю, может, и буду делать военную карьеру. Стану генералом на западный манер. Хотелось бы, чтобы наши вояки выглядели, как в их фильмах: стильные, спортивные, умные, успешные. У них даже генералы подтянутые. А у нас? Пузо отрастят, дубовые, двух слов без устава связать не могут. Из призывников тоже все мозги стараются вышибить. Если хочешь что-то изменить, то нужно иметь власть. Поэтому, пока сам офицером не стану, в часть не сунусь. Там же бардак.
Руслан, 18 лет: - Сначала отучусь в институте. А потом, если призовут, то пойду. Прятаться уж точно не буду.
Пламенных патриотов, которые хотели бы пойти в армию, «чтобы служить Родине и стать настоящими мужчинами, сильными и умными», удалось найти только двоих: 12-летнего Арслана и 14-летнего Андрея.

«БОЕВЫЕ» ВЕРНУЛИ НЕ ВСЕМ
За последние шесть лет более 600 солдат и офицеров, участвовавших в боевых действиях в Чечне, обратилось за помощью в городское объединение военнослужащих «Защита». Люди не могли получить обещанные деньги за службу в этой горячей точке.
- Обычно перед отправкой домой этим ребятам выплачивали часть причитающейся суммы, а остальную обещали со временем отправить по месту жительства, - говорит руководитель объединения Иван Юртов. - Время шло, а деньги так и не приходили. После обращения ребят мы уже связывались с воинскими частями и военной прокуратурой. Более 370 военнослужащим мы помогли получить «боевые» и «суточные» на общую сумму около 17 миллионов рублей. Отказов было много, особенно тем, кто служил в Чечне в период 1994-1995 годов, когда вообще практически ничего не платили. Выплаты начались с 27 января 1996 года. В первую чеченскую воевавшим армейцам платили по 50-60 рублей в сутки. В начале второй чеченской компании размеры выплат резко увеличились - 810-950 рублей за сутки. На сегодняшний день размер выплат снизился. Сейчас каждый день боевых действий оценивается из расчета в 20 тысяч рублей в месяц.

ПАВЛИК
Мама никогда за него не боялась. Высоченный, широкоплечий, красивый, неглупый. Нормально закончил школу. Весной 2002-го получил диплом сельско-хозяйственного училища. Он не шатался по дворам со шпаной, встречался с хорошей девушкой. Среди друзей не было ни одного бандита и хулигана. Его разговор о желании пойти в армию мама и сестра поддержали, ведь Павлик сам захотел служить. Все с нетерпением ждали дембеля, прочили ему интересное будущее... А сейчас мама в одиночестве бьется за Пашино право жить. Потому что за это надо именно биться: после травмы, полученной в армии, ее сын остался инвалидом 1-й группы, недвижимым, дышащим через трубочку в горле...
На месте его родственников большинство мам и пап сидели бы и тихонько радовались: Павлу Кочкареву не пришло ни одной повестки! «Он для военкомата как будто не существовал, - говорит его сестра Светлана. - Его никуда не вызывали, не заставляли проходить медкомиссию и не требовали прийти на призывной пункт. Но как только начался осенний призыв, Павлик сам пошел в военкомат. Сказал, что хочет служить и попросился в хорошие войска».
Крепкого и накачанного, его без вопросов взяли в ВДВ. Отправили служить в Ульяновск. Все были счастливы: элитная часть, совсем рядом с домом, можно съездить и на присягу, и просто в гости. Письма со службы тоже не давали повода для тревоги: Павлик сразу сдружился с однополчанами и никогда ни на что не жаловался...
О том, что произошло несчастье, семья узнала 25 апреля, за полгода до того дня, когда сын должен был вернуться домой. Командир сказал, что Павел неудачно приземлился, прыгая с парашютом: «Сейчас идет операция, приезжайте, если можете». Мама и сестра были в Ульяновке в ту же ночь. Ехали с уверенностью: все обойдется.
«Нам сказали, что он не выживет, - вспоминает Светлана. - У Паши были сломаны шейные позвонки, он не мог дышать, внутренние органы не работали. Все врачи опускали голову и советовали маме крепиться: «Не жилец». Но Павел выжил. 9 месяцев они с мамой прожили в больницах и госпиталях. И только зимой вернулись домой».
Вместо помощника и кормильца на руках у Валентины Михайловны и Светы оказался беспомощный ребенок. Сейчас он разговаривает, может повернуть голову, поднять руки. Но сжать пальцы, взять какой-то предмет не может. Свое тело ниже уровня груди Павел совсем не чувствует. Он даже кашлять не может - не получается... Мама объездила всех врачей, поговорила со всевозможными специалистами. Доктора говорят: веру в то, что Паша встанет на ноги, терять нельзя, но нужны дорогостоящие операции в Москве.
Начать поиски людей, готовых помочь, Кочкаревым не дало новое несчастье: 12 марта Павел начал задыхаться. Врачи объяснили, что причина всему - несколько не самых удачных операций на трахее. Из реанимации БСМП его перевели в лоротделение камазовской больницы, а оттуда отправили в Казань, на специальную операцию, которая позволит Паше самостоятельно, нормально дышать.
Чем все закончится, пока неизвестно, но мама каждый день звонит дочке в Челны и рассказывает: Павлик не сдается. Он верит, что дыхание скоро наладится, а значит, надо тренировать позвоночник. Он настаивает на каждодневной зарядке, просит разминать суставы. Не мать сына, а он ее все время подбадривает: «Давай еще постараемся. Чтобы встать, мне надо заниматься»...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту