наверх
1903

ВРАКИ-СОБАКИ

25 мая 2005

Миха с первого школьного дня мечтает о грандиозной календарной реформе. Почему, - рассуждает ребенок, - так неправильно устроено, что нужно пять дней учиться и два отдыхать? Разве нельзя сделать наоборот? Два дня рабочих, остальные - выходные.

Вот так и вырастет из ребенка коммунист. Дома лежит шестьдесят далекого года книжка с названием «33 ответа на 33 вопроса». Сейчас я могу обозначить ее жанр как «занимательные коммунистические футурологические сказки», а тогда это был обычный научпросвет. Якобы дети якобы со всей страны не могли ни есть, ни играть, озадачивались разными вопросами и писали в Москву неизвестно кому: «Как это - пятилетний план в 4 года?» и «что значит «на душу населения?». А ученые им через книжку объясняли, что в 1980 году страна будет делать плоские телевизоры, дома будут как конструкторы: можно будет свою квартиру вынуть из блока и увезти, а на Марсе будут яблони цвести. И кроме всего прочего, там рассказывалось, что при коммунизме люди будут работать по 2-3 часа в день и этого будет достаточно для всеобщего благоденствия. Читать эти агитационные враки интересно даже сейчас, несмотря на то, что плоских телевизоров страна не делает, а Миха вряд ли дождется изменении графика жизни...
В обдуманном сочинительстве практиковался и Миха. В первый же учебный день «добытчик» принес домой 5 рублей.
- Где взял?
- Нашел.
- Где нашел?
- Забыл.
- Вспоминай.
- Ну, около школы на дорожке лежали.
- Ребенок, невозможно найти в одном месте пять рублей одинаковыми монетками, не поверю.
Радуйтесь, мамаша, вырастили воришку, - говорю сама себе. И тут Миха вздыхает:
- Мне их дал Сережка. Ему не нужно было, у него много денег.
- Завтра же отнесешь Сергею деньги, объяснишь, что тебе тоже не нужно. И больше никогда не бери!
А рефлекторные враки у ребенка случаются чуть ли не ежедневно, например, перед уроками: «У меня болит голова, живот и ноги». Бабушкин рецепт действует всегда: «Мишенька, солнышко мое, сейчас вызовем скорую, в больницу увезут и вылечат». Погоди, бабуля, - задумывается страдалец, - полежу, может пройдет. Боль проходит за 3-4 секунды.
Еще бывают враки бессмысленные. На днях Миха пришел домой с круглыми глазами и сообщил: «Меня сейчас остановили трое - один с палкой, два других высокие, и сказали: давай бабки, а то замочим!» На этой фразе все домашние испугались и захотели снарядить в погоню папу-карателя. Но Миха продолжил:
- Я одному врезал, другому врезал, всех уложил и убежал.
Повторенный на бис рассказ о битве первоклассника и троицы вымогателей постепенно превращается в сценарий сиквела про Хон Гиль Дона: еще бы немного - Миха отрубил бы вражинам головы и сложил в урну. Ребенок суперменничает безо всякого смысла, папа остается дома и думает: «А был ли мальчик с палкой?»
Еще бывает не вранье, а недоговаривание. Пятерки объявляются с порога, а четверок как будто вовсе нет. Замечания - словно пишутся невидимыми чернилами:
- Миха, где дневник?
- Потерял. На математике он был, а на ритмике уже не было!
Чувствую, что просто так дневники под занавес учебного года не пропадают. Миха клянется, что не виноват в исчезновении документа. Провожу независимое расследование. Звоню учительнице и выясняю, не схлопотал ли наш Михайло Дмитриевич что-то такое ужасное, что потребовало бы скрыть дневник? Выясняется, что на уроке пения был конфликт, мальчикам записали замечания. Звоню хоровику. Точно - случился праздник непослушания. Но был ли среди наказанных Михаил, он не помнит, у него каждый день по 180 детей. Только-только собираюсь разыграть роль гневного родителя, как дневник находится. Миха просто его забыл. Может, стоит больше верить родному ребенку?
М.Мишкина

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту