наверх
1313

ВОСПИТАТЬ ПРЕСТУПНИКА

18 февраля 2004

Людмила Сергеевна хотела видеть своих детей счастливыми. Дочка Алина - ее гордость. Но еще есть Денис. Никто не верит, что он рос в той же семье. В 16 лет - первый условный срок, за три года с 16 до 19 - бесконечные задержания, пьяные дебоши, подбитые глаза и сломанные ребра. В 19 его чуть не зарезали на улице, в 22 он сам покалечил незнакомого парня. Сейчас Денису 27. Мама пишет ему в колонию. И каждый день думает: когда именно потеряла сына? «Уверена, это случилось, когда ему было лет 12-13. Я сейчас вспоминаю и вижу, сколько мы сделали ошибок».
* Не интересовались именами и занятиями его друзей. «Денису было 12. Мы с мужем пропадали на работе. Дочка в садике, а Денис после школы был предоставлен сам себе. Помню, пораньше пришла с работы, вызвала лифт. Двери открываются, а там Денис с сигаретой и два мальчика рядом. Спросила у сына: «Вместе учитесь?» Он кивнул. Только через 6 лет узнала, что они познакомились в подвале. У одного из мальчиков, Ивана, отец сидел в тюрьме, а мама выпивала. Семья стояла на учете в милиции. Второй был интернатовский, сбегал и жил в подвале соседнего дома.
* Не спрашивали: «Откуда деньги?» Какая мать подумает, что 12-летний сын может что-то украсть? Он - хороший, добрый и честный ребенок. Мы таким его воспитывали. «Отец курил самые дешевые сигареты, а у Дениса мы то и дело находили в карманах дорогие. Только один раз спросила: «Сынок, на что ты их покупаешь?» Он ответил, что угостили друзья. Мы посоветовались с мужем и решили, что надо давать Денису карманные деньги, дабы не просил у друзей. Потом, когда он впервые напился, отец устроил ему взбучку. Кричал: «14 лет! Нажрался, как свинья! Откуда у тебя деньги?!» «Ты сам дал», - сказал Денис.
Теперь знаю, что сын таскал деньги из семейной копилки, по мелочи воровал у соседей по малосемейке, а потом с теми подвальными друзьями лазил по квартирами и воровал на рынке».
* Не удивлялись, когда в доме появлялись новые вещи. Вымогательство еще не было таким модным занятием, как сейчас. И новая вещь в доме сразу бросалась в глаза. «Денис принес откуда-то магнитофон. Сказал, что одноклассник дал послушать. Я знала мать этого мальчика. Однажды стою в магазине и слышу, как она рассказывает знакомой: «У Игоря вымогали деньги, избили. Он испугался, отдал магнитофон и золотое кольцо». Я не поверила ушам. Пришла домой, вызвала сына на разговор. Он мне, не моргнув глазом, сказал: «Игорь сам отдал магнитофон, а кольцо продал. Родители заметили, вот он и наврал про вымогательство. Но если мы теперь отдадим магнитофон, все скажут, что я - преступник». Я проплакала ночь. Но кто мне дороже: свой сын или чужой? Магнитофон до сих пор стоит у нас. А у Игоря, я потом узнала, действительно вымогали деньги и вещи - вплоть до армии».
Потом были куртка, дорогая зажигалка, джинсы. Родители замечали обновки изредка. В результате им хватало того, что Денис говорил: «Да это мое, вы просто забыли» или «Дали поносить». Ни разу они не потребовали отдать вещь хозяину.
«Сейчас я понимаю: с чего вдруг подросток 14-15 лет отдаст свою вещь другому? - говорит Людмила Сергеевна. - Но тогда я гнала от себя мысль, что Денис может мне врать...
Наверное, мне было бы проще, если бы моего сына в школе обижали. Я бы знала, как себя вести: встречала бы, провожала, обратилась в милицию, закатила скандал родителям обидчика. А как вести себя, когда ты вырастила преступника? Сейчас, когда сыну 27, уже ничего не исправить...»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту