наверх
2689

ВАРИАНТ МИНГАЧЕВА

22 октября 2004

поскольку у нее есть договор с застройщиком рынка Идрисом Мингачевым. По этому договору она (дольщик) осуществляет целевое финансирование, а Мингачев обязуется изготовить и передать ей торговый киоск на микрорынке возле дома 17/16 в Новом городе. Все обернулось иначе. Мингачев построил рынок, отдал Ртищевой ключи и показал ей ее киоск. Но предложил подписать «Договор аренды места под торговый киоск с актом приемки-передачи». Ртищева отказалась. Тогда Мингачев, как говорится, «сделал ей ручкой». Мол, не хочешь арендовать место, забирай свой киоск и уходи!
- Все по договору, - объясняет Идрис Тагирович. - В договоре дольщика-застройщика сказано, что она оплачивает изготовление торгового киоска - я его изготовил. Теперь, если она хочет торговать на нашем рынке, она должна арендовать место. В договоре аренды ведь так и сказано: арендатору предоставляется «место для установки киоска и прохода покупателей». Не хочет Ртищева арендовать место - я ей привезу со склада киоск в разобранном виде. Пусть забирает, устанавливает в квартире, на даче, где хочет, и пользуется!
Мингачев показал журнал, где зарегистрировано много тех, кто попросил киоск продать и вернуть деньги. У «обиженных» и защитник появился. Господин Ахметов составил письмо, в котором описал все «грехи» Мингачева. И разослал его по 12 адресам - от президента республики до нашей редакции. И это письмо, и ситуация, в которой оказалась Ртищева, вынудили нас обратиться за комментариями к независимому эксперту, адвокату Евгению Карпову.
- Бесполезно писать письма о том, что кто-то где-то ущемляет чьи-то интересы. Никто из серьезных людей не будет такими письмами заниматься, - сказал Евгений Александрович. - А что касается Ртищевой, тут ситуация интересная. Потому что Мингачев не так однозначно прав в своей трактовке договора дольщика-застройщика, как ему кажется. В этом договоре нигде не сказано, что владелец киоска обязан будет еще арендовать место. Зато говорится о том, что застройщик обязуется передать киоск не как-нибудь, а именно на микрорынке по мере окончания строительства его первой очереди.
У Карпова появилось предположение, почему Мингачев настаивает на договоре аренды. И почему этот договор он составил вместе с актом приемки-передачи киоска. Если дольщик подписывает такой договор, у Мингачева появляется основание зарегистрировать на себя право собственности на весь построенный рынок. В том числе и на то место, которое занимает киоск. Потому, что владелец этого киоска перестал быть дольщиком, а стал простым арендатором. Который получает место «во временное пользование». Если же Мингачев подпишет акт приемки-передачи без договора аренды, дольщик сможет зарегистрировать свое право собственности на торговое место. И тогда уже с ним придется подписывать не договор аренды, а договор о совместной деятельности или договор об оказании услуг. Впрочем, как оговорился Карпов, его мнение по поводу договоров Мингачева и Ртищевой тоже всего лишь трактовка. А чья трактовка вернее, окончательно может сказать лишь суд.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту