наверх
2312

УМЕРЕТЬ ПРИ ЖИЗНИ

23 июля 2003

Остановка сердца. Отсутствие дыхания. Широкие зрачки. Из-за нехватки кислорода синеет кожа. Человек умер.
В БСМП не бывает недели, чтобы не привезли человека в состоянии клинической смерти. В отделении реанимации людей в прямом смысле слова вытаскивают с того света. Искусственное дыхание, массаж сердца, необходимые медикаменты - и практически мертвый человек воскресает.
6 с половиной лет назад так же умер Сергей Петрович Зайцев (имя и фамилия изменены). Все случилось неожиданно, прямо на работе. Сергей Петрович уже несколько дней чихал и кашлял, но мужественно отказывался от больничного. И вдруг... Четыре раза за ночь Сергей Петрович был на грани смерти. А когда окончательно воскрес, понял, что чувствуют его пациенты - люди, которых с того света вытащил он сам, врач-реаниматолог...
«Клиническая смерть может случиться при любом состоянии - от травмы до заболевания, - рассказывает заведующий реанимацией БСМП Владимир Низеньков. - Авария, падение, болезни сердца, тяжелые заболевания, сопровождающиеся интоксикацией, хирургические шоки и их осложнения. Кроме того, существует еще внезапная смерть на фоне полного благополучия и здоровья - это полномочный диагноз, который принимается во всех странах, кроме нашей».
Сергей Петрович:
- Есть люди потенциально здоровые, но склонные к внезапной смерти. Этот феномен определяется по электрокардиограмме. Человек может прожить с этим всю жизнь, не испытывая никаких проблем со здоровьем, а потом из-за небольшого заболевания серьезно нарушится ритм сердца. Со мной случилось как раз это. Я знал о своей патологии, но никогда об этом не задумывался. И вдруг... По сути дела, у меня и не было смерти: сердце медленно, но продолжало биться. Просто резко, до нуля упало давление. Остановилось дыхание. Меня перевели на аппаратат искусственной вентиляции легких...
«Клиническая смерть - не диагноз, - говорит Владимир Низеньков. - Дальнейшее здоровье человека зависит от многих причин: возраста, заболевания, на фоне которого случилась клиническая смерть, от времени, в течение которого шла реанимация. И, конечно, от рук, которые это делали. Потому что сердце-то можно завести, а что будет дальше - сложно сказать. Где-то 3-5, по некоторым данным 10 минут, клетки головного мозга выдерживают недостаток кислорода. Бывает, что удается завести сердце, а клетки головного мозга к этому времени уже погибают. В Челнах года два назад женщина в таком состоянии родила ребенка. У нее было заболевание головного мозга, и, когда она была беременна, случился ряд кровоизлияний. Мозг погиб. Мы сохраняли ей жизнеспособность до родов. Ребенок остался жив, а женщина умерла.
Сергей Петрович:
- Я сделал для себя несколько выводов, которыми хочу поделиться, чтобы люди не повторяли чужих глупостей. Во-первых, никому не советую переносить инфекционные заболевания на ногах. Говорю так, потому что перед тем, как все это случилось, я неважно себя чувствовал. Простыл, но продолжал ходить на работу. Всегда кажется: «Я справлюсь, со мной ничего не случится». Мне тоже так казалось...
Во-вторых, нельзя гадать и пытаться предсказать свое будущее. Мы не знаем, с чем имеем дело. Стоит ли рисковать? Если в это верить, это может нанести непоправимый вред.
Самый большой шанс впасть в состояние клинической смерти - у наркоманов. «При передозировке человек теряет сознание, у него западает язык, развивается гипоксия (остановка дыхания, связанная с отеком головного мозга), - объясняет Владимир Низеньков. - А раз нет дыхания, останавливается и сердце. Я сам сколько раз привозил наркоманов с остановкой дыхания. В прошлом году летом ехал в автобусе, смотрю: парень начал задыхаться, синеть. Попросил водителя подвезти к БСМП. Парень благополучно выписался».
На втором месте - инфаркты. «Раньше считалось, что женщины, пока сохранен менструальный цикл, гормонально защищены от инфаркта, - говорит Владимир Иванович. - Сейчас это опровергается. Инфаркт случается у женщин и в 35 лет».
Сергей Петрович:
- Я не видел света в конце тоннеля. Я и раньше склонялся к тому, что эти истории - глупости, а теперь знаю наверняка. Я видел то, что называется галлюцинациями. Идет нарушение кислородного питания головного мозга, поэтому и появляются видения. Каждый их трактует по-своему. Когда человек видит настоящие галлюцинации, он долго верит, что все было на самом деле. Поэтому люди в таком состоянии становятся опасными для себя и для окружающих.
В детстве я прочитал сказку Бажова про старушку-синюшку. У нее были длинные руки, и она все время хотела кого-то схватить. Было ощущение, что меня. В ту ночь я видел эти руки. Они тянулись ко мне, и старушка подкладывала мне под спину бревнышки, чтобы катить. А потом я увидел, как коллеги посадили меня в сковородку с пластмассовыми краями и стали жечь эти бревнышки. Когда очнулся, посмотрел на старый дефибриллятор. Он выглядит как электрод с пластмассовой каймой...
«Я никогда не спрашивал у пациентов, что они пережили во время клинической смерти, - признается Низеньков. - Мы здесь столько смертей видим, что не так романтично к этому относимся, как остальные. К примеру, чаще всего люди умирают, будучи без сознания. Это в кино показывают, что человек лежал в коме, а перед смертью открыл глаза и сказал: «Дорогой сын, я умираю, ты передай то-то и то-то». Глупость. Иногда родственники умерших приходят и спрашивают: «Доктор, а он ничего перед смертью не сказал?» Очень сложно бывает объяснить, что он просто не мог ничего сказать».
Сергей Петрович:
- Бывшие пациенты редко приходят к нам, чтобы сказать спасибо. Потому что слишком много негативных эмоций здесь переживают. Возвращаются только самые сильные, которые осознали, что им действительно помогли. Я сам долго переживал. Вернуться на работу мне помог наш замечательный коллектив. Знаете, когда выживаешь, начинаешь ходить, смотришь на все другими глазами. Я не могу сказать, что теперь идеально поступаю. Но меня все радует: деревца, дома, люди. Жизнь - это вообще очень хорошая штука.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту