наверх
2472

«ТАГИРЬЯНОВСКИЕ» ВОПРОСЫ

24 сентября 2003

Отгремели прокурорские пресс-конференции с громкими заявлениями о разоблачении организованной преступной группировки «Тагирьяновские», члены которой по предварительной информации могут быть причастными к последним похищениям людей и ряду более давних преступлений. После этого воцарилось официальное затишье. А в минувшую пятницу у здания администрации города собрались родственники находящихся в следственном изоляторе «тагирьяновских», которые тоже вправе рассчитывать на то, чтобы их услышали:
- Два месяца прошло со дня ареста, почему мы не можем увидеться со своими мужьями? - возмущаются жены арестованных. - Их лишили свободы, а не всех остальных человеческих прав. Нам в прокуратуре говорят, что свидания не приветствуются, не объясняя почему. Даже с нами там разговаривают, как с преступниками, на повышенных тонах.
- Я спросила в прокуратуре, почему наших мужей без суда уже назвали преступниками и киллерами? Вы разбирайтесь с прессой, - отвечают, - мы такой информации не давали.
- Наши дети в школу ходят, они же под такими же фамилиями. Представьте, что творится: и учителя, и одноклассники от них отворачиваются. Ладно бы просто отвернулись - это полбеды, идет натуральная травля. А дети-то совсем не виноваты. Еще никого не осудили и не посадили, а детей уже наказали.
- Моего мужа почему-то забрали из дома по подозрению в похищении Фабера. Неужели же, если бы он такое серьезное преступление совершил, то сидел бы дома и ждал, когда его заберут?
- Я не знаю, можно ли это говорить без адвоката. Мужа заставляют подписывать признания, заставляют оговаривать других лиц. Шантажируют тем, что если он не скажет сам, они пустят слух, что он все рассказал, тогда с ним свои же разберутся. А вены он вскрыл для того, чтобы его не водили на допросы.
- С момента задержания прошло два месяца, меру пресечения продлили еще на четыре. Что с ними будут делать, когда этот срок будет истекать - так же «прессовать» или до нас доберутся?
Судя по всему, эти вопросы остаются пока без ответов. А о состоянии своих мужей жены арестованных знают только со слов адвокатов, которых в этот день у здания администрации почему-то не было.
И, наконец, в редакцию попало письмо от главного фигуранта этого дела, Эдуарда Тагирьянова. Приводим фрагменты из него:
«Арестовав более 20 человек и 30 с лишним объявив в розыск, продержав 2 месяца, ничего не доказав кроме изнасилования, людей начали пытать и заставлять оговаривать других. После этих издевательств человек, боясь выходить, вскрывает себе вены. Это люди, с кем я рядом в камере и могу докричаться. О других только догадываюсь. Лично меня не трогали, не у всех есть возможность адвоката пригласить из Москвы... Моя записная книжка - основное доказательство «преступной» деятельности людей, которые со мной знакомы. По версии прокуратуры, надо арестовать всех, кто у меня в записной книжке, что она и делает. Может, я в чем-то нарушил закон, но при чем здесь десятки людей с семьями, с работой, с репутацией. Кто в розыске, боятся прийти - их сразу в камеру. А до суда сидеть 2 месяца, а можно и два года, если закрыли, то все - сиди, прокуратура всегда права. А у людей семьи рушатся. Кто их детей кормить будет? Вывод напрашивается сам: в нашем городе опасно дружить, давать или брать в долг деньги (иначе назовут финансовым пособником). Очень опасно сниматься в групповых фото на футболе, боксе или там, где много крепких молодых людей. Вдруг кто-то из них чего-нибудь натворил».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту