наверх
730

С ПАПОЙ ИЛИ БЕЗ

12 апреля 2006

Подсчитать, кого больше, невозможно, никто не ведет статистику «воскресного отцовства». У полуторагодовалой Маришки все это еще впереди. Сейчас она весело играет в кроватке и понятия не имеет, какие битвы ведут вокруг нее мама и папа.

Для кого-то это даже не вопрос. «Конечно, да! - скажет одна половина челнинских детей. - Как можно прожить без папы?» «Да запросто, - ответит другая. - Мы же живем». Подсчитать, кого больше, невозможно, никто не ведет статистику «воскресного отцовства». У полуторагодовалой Маришки все это еще впереди. Сейчас она весело играет в кроватке и понятия не имеет, какие битвы ведут вокруг нее мама и папа. И только Верховный суд Татарстана смог ответить малышке на вопрос, будет ли у нее папа.
МАМИНА ПРАВДА
«После рождения дочери я зарегистрировалась как мать-одиночка, т.к. в браке с ее отцом я не состою, и вместе мы не живем, - написала в своем заявлении Маришина мама Кристина. – Сергей бросил меня беременную за 5 дней до свадьбы, не объявив причин ухода. Ребенком он никогда не интересовался, а в марте 2005 года, когда дочке исполнилось 3 месяца, стал настаивать, чтобы я зарегистрировала ребенка на его имя, т.к. ему грозит служба в армии. Я отказалась. Тогда он подал в суд и, несмотря на мои возражения, ему присудили отцовство. Сразу после этого Сергей получил новое свидетельство о рождении Марины, позвонил мне и сказал, что теперь у него есть все нужные документы для того, чтобы получить отсрочку от службы.
Да, он предлагает алименты, но я получать их отказываюсь, потому что считаю этого человека аферистом. Не хочу, чтобы в дальнейшем, не заботясь о дочери, он предъявлял к ней какие-то требования и портил ей жизнь. Прошу лишить Сергея отцовских прав, т.к. он использует их исключительно в корыстных целях, отцовских чувств к Марише не испытывает, обязанностей по ее воспитанию не несет».
ПАПИНА ПРАВДА
«Мы жили вместе полгода. Я учился и работал на заводе, приходил домой поздно. Когда мы с Кристиной разошлись, она отказалась записать на меня дочь и получать алименты. Тогда я сам написал заявление в бухгалтерию своего предприятия о перечислении ей денег. Кристина факт моего отцовства не оспаривает, деньги иногда берет, но общаться с Маришей не дает ни мне, ни моим родителям. Когда я понял, что упрашивать ее бесполезно, написал заявление в суд с просьбой официально признать меня отцом Мариши. Суд постановил: «В силу статьи 7 «Конвенции о правах ребенка», человек с момента рождения имеет право на имя и приобретение гражданства, а также, насколько возможно, право знать своих родителей и право на их заботу». В результате, когда дочке исполнилось полгода, я получил новое свидетельство, в котором мое имя было вписано в графе «Отец». А через какое-то время мне сообщили, что Кристина тоже подала иск в суд, требуя лишить меня родительских прав.
«ПАПЕ БЫТЬ»
«Лишение родительских прав - исключительная мера, - объяснили Кристине в суде. За то, чтобы у Марины был папа, высказались все: инспектор по охране прав детей отдела опеки и попечительства, начальник Управления образования. На стороне Сергея оказался и Семейный кодекс России, который предусматривает всего 5 оснований для такого лишения. Если бы отец уклонялся от исполнения родительских обязанностей (в т.ч. от уплаты алиментов), отказался без уважительной причины забрать своего ребенка из роддома, больницы или садика, плохо обращался с девочкой, болел хроническим алкоголизмом или наркоманией, либо совершил умышленное преступление против жизни и здоровья дочери или жены, его лишили бы прав безо всяких разговоров. Но Сергей-то ни в чем подобном замечен не был! В суде и сама Кристина не отрицала, что он покупает детское питание, перечисляет на ее счет деньги, возит ребенка в больницу.
«Основанием для жалобы стали личные обиды», - постановил суд, отказывая Кристине во всех ее требованиях. Обжалование в Казани не помогло. Значит, в Челнах появился еще один ребенок, у которого есть и папа, и мама...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту