наверх
961

«ПЯТНИСТЫЙ» ПРОТИВНИК

08 сентября 2006

Про меня милиционер сказал: «Этот – самый офигевший». И ударил в живот, потребовав, чтобы я встал на колени. Я сказал: «Не встану». Он ударил еще сильнее.

Кто хоть раз сталкивался с челнинской милицией и оказывался «по ту сторону» баррикад, в справедливость поверит вряд ли. Доказать, что люди в форме нарушили закон, избили или унизили, почти невозможно. Как невозможно и проводить такой отбор претендентов, чтобы в милиции оказывались сплошь честные и благородные люди. Недавно мы рассказывали о семье Ивановых, которые победили в схватке с ОМОНом (милиционеры избили их сына и поломали ребра отцу, но потом извинились и даже выплатили компенсацию за моральный ущерб). Теперь воевать с элитной ротой особого реагирования (РОР – это то, что осталось от БОРа после того, как от них отделили ОМОН) решились родители 16-летнего Андрея, который попал в больницу после встречи с «пятнистыми» стражами порядка.
Андрей утверждает, что не сделал ничего предосудительного. «Вечером 21 августа мы с пацанами поднялись на 8 этаж дома 17/01. Не пили, не шумели. Просто одна девчонка предложила там встретиться, вот мы и пришли. Но даже минуту не постояли, как на этаж поднялись милиционеры в «пятнистой» форме. Нас поставили к стенке, начали «обнюхивать». Мне тоже один сотрудник велел дыхнуть. Я ответил: «Я не пьяный». Он отвел меня в сторону и ударил в грудь. Я отбил его руку. Он удивился и со словами «Ты совсем озверел, что ли?» схватил меня за шею и повел вниз по лестнице. Я пытался увернуться, но он сказал, что сейчас приедет «КАМАЗ» и меня там «вообще замесят», «опустят» при моих же пацанах.
Когда подъехал «пятнистый» «КАМАЗ», нас затолкали внутрь и заставили «держать потолок» (значит, стоять с поднятыми к потолку руками). Про меня тот милиционер сразу сказал: «Этот – самый офигевший». И ударил в живот, потребовав, чтобы я встал на колени. Я сказал: «Не встану». Он ударил еще сильнее. Потом начал пинать по бокам, в ноги, пытаясь поставить на колени. Я терпел, сколько мог, но потом от боли немного опустил руки от потолка. Тогда подошел еще один сотрудник и ударил меня по лицу.
Когда нас сдали в дежурную часть, я рассказал об избиении, показал на того, кто бил, и попросил назвать его фамилию. Мне сказали, что нас привез экипаж 5-й роты особого реагирования. А избивший меня милиционер – это младший сержант С.»
У родителей волосы дыбом встали от рассказа сына. Мама сразу поехала в Комсомольский ОВД (туда доставили подростков), потом в прокуратуру. Написала заявление, взяла направление на судебно-медицинскую экспертизу. Эксперт подтвердил, что у парня все тело было в синяках, а на шее остались полосы и пятна от чьих-то пальцев. А хирург срочно уложил Андрея на больничную койку: у него оказалась еще и травма брюшной полости.
Владислав Мингазов, заместитель командира 5-й роты, к которому мы обратились за комментариями, еще не получал официальных бумаг из прокуратуры и о претензиях родителей ничего не слышал. Но заверил, что отмахиваться от жалобы не собирается: «Мы в любом случае проведем служебное расследование, выясним все обстоятельства и, если информация подтвердится, естественно, накажем этого сотрудника».
Правда, юристы советуют не надеяться на понимание милицейского начальства, а добиваться справедливости самим. «К нам регулярно обращаются челнинцы (в основном, молодежь), которые так или иначе пострадали от действий сотрудников милиции, - говорит Александр Румянцев, руководитель юридической службы «Правовой вопрос», которая специализируется на подобных делах:
– Милиционеры сразу начинают отписываться: мол, парни оказывали сопротивление или были в состоянии опьянения. А у суда и прокуратуры больше доверия к ним, чем к простому подростку.
Но родители Андрея все сделали правильно. Благодаря протоколу медицинского освидетельствования, им не придется доказывать факт наличия побоев. Вопрос теперь в том, кто их нанес. Вот это надо будет доказывать.
Ответить на заявление прокуратура должна в течение 10 суток. За это время следователь опросит сотрудников милиции, на которых указывают родители избитого подростка, и решит, есть ли основания для возбуждения уголовного дела. Но вынести постановление должны в любом случае – либо о возбуждении дела, либо об отказе в возбуждении. Если родители будут не согласны, они смогут обжаловать это решение вышестоящему прокурору или в суд. Я советую обратиться и туда, и сюда.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту