наверх
1243

ПРОЩАЙ, ЭЛИТА?

09 ноября 2005

«Как будут учиться дети обеспеченных родителей, крупных руководителей и бизнесменов? Окруженные завистью и издевками?»

Элита нужна любому обществу. Она – условие его развития и совершенствования. Челнам элита – источник, ориентир и движитель культуры и профессионализма - нужна как никакому другому городу. У нас сейчас есть целая отрасль среднего образования, где учатся и вырастают представители элиты. Они в полную силу покажут себя лет через 5-10. Увы, но отрасль сегодня похожа на мчащийся поезд, в котором сознательно сорвали стоп-кран. Причем, неожиданно для машинистов. Речь о негосударственных школах.
ЛОКОМОТИВ
- Мы никогда не отбирали учеников. Брали всех, кто приходил. Но за все 13 лет существования нашей гимназии не было ни одного привода в милицию. Зато у нас уже больше 150 выпускников, и о каждом из них можно говорить, как о яркой личности. Многие уехали продолжать образование за рубеж. Многие поступили в престижные столичные ВУЗы. Большинство осталось в Челнах, и это специалисты, за которых не стыдно. Это юристы, врачи, перспективные менеджеры, - рассказывает директор «Золотой горки» Фирдаус Ивлева.
«Золотая горка» - вторая по времени образования частная школа в городе. Первая – прогимназия-лицей гувернерского типа обучения. ПЛГТО недавно отметила скромный юбилей – 15 лет. Ее организатор и директор Александр Либерман о своих выпускниках отзывается так же, как и Ивлева. Почти стопроцентная поступаемость в самые престижные ВУЗы. Без всяких взяток и «мохнатых рук». При этом и в ПЛГТО никто никогда никого не отбирал. Еще три частные школы помоложе названных. Однако: «мой сын уже подсказывает нам с мужем, как лучше распределять семейный бюджет», - хвалится мама одного из учеников экономического лицея «Эколис». Мама – частный предприниматель со стажем.
Слов нет, хорошее образование дают и прекрасных людей растят и в государственных школах. Но в государственной школе учителя не дадут пропасть самородку. А в частной приличного и полезного обществу человека способны вылепить из любого ребенка. Все дело в условиях. В государственной школе – 1000 учеников. В частных гимназиях – в десять раз меньше. В школе – 1 психолог на 1000. В гимназиях – по несколько психологов на сотню с «хвостиком».
Те же Ивлева и Либерман не просто учителя и руководители, они – ученые. Оба кандидаты психологических наук. Частные школы избавлены от необходимости принимать всех, кто живет на обслуживаемой территории. Здесь классы формируются с точки зрения эффективности обучения. В каждом по 5-12 человек. Остальные условия – зарплату учителей, питание для школьников и прочее и сравнивать нечего.
СТОП-КРАН
Все челнинские частные школы возникли тогда, когда государство материально помогало становлению альтернативных учебных учреждений. В России есть стандарт среднего образования, тот необходимый объем знаний, который государство по Конституции обязано предоставить всем гражданам без исключения. Вот за этот стандарт бюджет и платил частным школам в зависимости от количества учеников. Гимназиям-лицеям хватало как раз на жалованье учителям и оплату коммунальных услуг. Исходя из этих гарантированных бюджетных доходов, руководители частных школ и выстроили у себя всю систему образования. «Родители платили нам за то, что я называю «конфетками», то есть за условия обучения, за программы и методы», - говорит Ивлева. В прошлом году появился пресловутый 122-й федеральный закон. Пожилая Россия сразу забурлила от того, что этот закон отбирал льготы и заменял их денежными выплатами. Ивлева утверждает, что она первой на большом августовском педсовете сказал о том, что этот же закон отбирает финансирование у негосударственных школ. «Я слышала, как после моих слов зароптали в президиуме. Да вы что, мол, этого не будет!» - рассказывает Фирдаус Гаптразаковна. Закон не запретил финансировать частные школы. Он разрешил регионам их не финансировать. Вот почему в президиуме думали, что Ивлева зря «каркает». Зря так думали.
НАСЫПЬ РАЗРУШАЕТСЯ
С 1 января 2005 года бюджетное финансирование частных школ в Татарстане отменено. И выяснилось, что это только начало. Раз вы не бюджетополучатели, значит, за наши услуги будете платить как предприятия, заявили энергетики. И за считанные месяцы долг за тепло и свет у некоторых школ вырос до убийственных размеров: 200-300 тысяч рублей. Весь прошлый год в российских школах бушевали пожары, и перед началом текущего учебного чиновники Минобразования и его городского управления перестали быть «снисходительными». «В прошлом году летом я плиткой выложил одно крылечко и «со свистом» получил разрешение начать учебный год. Этим летом мы сделали капитальный ремонт кровли и много чего еще, но оказалось, что этого недостаточно», - рассказывает Либерман. А, например, лицей «Эколис» вообще остался без помещения.
Непостижимым образом «машинистам» негосударственного «локомотива» удалось преодолеть все трудности и начать учебный год. Но теперь Минземимущества предупреждает директоров, что отныне им придется платить за аренду зданий и земли. Опять же, потому что не бюджетополучатели. «Сумма аренды – половина всех доходов нашей школы», - сообщает Либерман. Словом, заплатить и умереть. Директоры лихорадочно ищут выход и, несмотря ни на что, надеются на поддержку государства. «Закроемся мы, где будут учиться дети-инвалиды, дети, страдающие ДЦП?» «Как будут учиться дети обеспеченных родителей, крупных руководителей и бизнесменов? Окруженные завистью и издевками?» - спрашивают руководители платных школ.
ГДЕ СПАСЕНИЕ?
- Скажите как человек, руководитель и специалист: нам эти школы нужны, тем более в таком количестве? Вы будете перед властью лоббировать их интересы? – спросили мы начальника городского управления образования Рамиля Халимова.
– Негосударственные школы нужны. Я уже лоббировал их интересы в Кабмине республики. Я пытался добиться, чтобы этим нашим школам в виде исключения оставили то финансирование, какое было, - лаконично ответил Рамиль Марванович.
Сейчас частные школы надеются на поддержку челнинских депутатов. На муниципальное образование и его возможности. Казалось бы, элементарная логика подсказывает, что надеяться частным школам надо бы на себя. Вы - платные учреждения, фактически занимаетесь бизнесом, вот и ищите выход. Экономьте, отказывайтесь от каких-то услуг или «хотелок». Объединяйтесь, в конце концов! «Халимов предложил мне потесниться и принять в наше здание студию «Да-да». Я предложил директору «Да-да» четверть здания, она отказалась, ей нужно не меньше половины. Я сам предложил разместиться в нашем здании лицею «Эколис». Его руководители отказались», - рассказывает Либерман. Почему так? Да потому что и эти предложения делались от безысходности. Либерман дал понять, что невозможно два разных поезда поставить на одни и те же рельсы. Либо столкнутся лоб в лоб, либо кто-то кого-то спихнет под откос. Потому что каждая частная школа – это авторская концепция ее создателей, они могут сосуществовать только каждая на своей автономной территории. Если образование и можно назвать бизнесом, то это бизнес весьма и весьма специфичный. Учителя не должны гнаться за прибылью. Они должны учить и заботиться о развитии школы, а не бороться за ее выживание.
Даже железный принцип «спрос рождает предложение» к частным школам трафаретно не прикладывается. Спросите у любого специалиста, и он скажет, что все, что предлагают и делают частные школы, нужно как воздух. Специалисты видят проблемы наших детей и среду, в которой они живут. Но как много родителей понимает, что именно предлагают специалисты и насколько это нужно их детям? Даже смешно становится от того, как мало учеников надо добавить сейчас любой из частных школ, чтобы их руководители перестали тревожиться, удастся ли закончить этот учебный год. 20-30 человек, от силы 40. А чтобы школы начали думать о развитии, надо не больше, чем по 100 человек. Некоторым даже меньше. Всего 1000 на полумиллионный город! Однако этой тысячи у частных школ нет. И дело не только в непонимании.
«На моей памяти было немало родителей, которые имели много денег, но вдруг разорялись и забирали детей», - говорит Ивлева. Никто не знает, что будет завтра, а среднее образование длится 10 лет. К тому же давно замечено, что в Челнах спрос специфический. Народ желает платить поменьше, а услуг получать побольше и качеством получше. Стоит поднять цены - клиент уходит. «Золотая горка» в этом году потеряла 70 учеников, и впервые за всю ее историю здесь сейчас нет ни одного первоклассника. Вот почему при чудовищно выросших расходах цены в школах остались прежние – 2-4 тысячи рублей в месяц за ученика.
А НАДО ЛИ СПАСАТЬ?
Город без частных школ, конечно, не умрет. И дети без образования не останутся. Вопрос в том, каким будет его будущее. Руководители существующих частных школ уверяют, что их детища тоже не умрут. Вопрос в том, какими они выживут и смогут ли развиваться. Будут ли появляться новые частные школы, приспособленные к жизни без господдержки? «Самоубийц больше не найдется», - лаконично ответила на это директор школы бизнеса и менеджмента Наталья Ермолаева. «Когда я нашим учредителям показала, сколько нужно денег, чтобы открыть школу, они не поверили. Мало кто знает о том, что образование - вещь очень дорогая и сложная», - добавила Ивлева. «А сейчас для казны расходы на все наши частные гимназии и лицеи вместе – это годовой бюджет одной государственной школы, в которой учится 1000 учеников», - убивает аргументом Либерман. Словом, судьба негосударственного образования сегодня – это судьба всего города завтра.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту