наверх
1269

ПОГОНЫ НЕ СПАСЛИ

22 февраля 2006

Сотрудники УСБ вручили ему микрофон со специальным передающим устройством и меченые деньги. И его проблемы закончились: не ожидавший подвоха Мингазов попался, как мальчишка.

Начальник отделения уголовного розыска получает не меньше 10 тысяч рублей в месяц. Вроде, не очень мало. Но, видимо, не зря все знакомые милиционеры, которых мы спросили о заработках их руководства, отреагировали одинаково: «В каком смысле, «сколько получает»? Зарплатой?»
Нияз Мингазов, начальник ОУР отдела милиции по охране объектов ОАО «КАМАЗ», тоже не умел жить на одну зарплату. По крайней мере, у суда на этот счет сомнений не осталось, и на прошлой неделе милицейский начальник был признан виновным в вымогательстве и злоупотреблении должностными полномочиями. Его арестовали прямо в зале суда, чтобы потом этапировать в колонию-поселение. В этой специализированной зоне Мингазову предстоит отсидеть полтора года.
Когда милиционер сильно забывается и начинает «шабашить» в открытую, приструнить его может только Управление собственной безопасности при МВД РТ. Сергей (имя потерпевшего изменено) об этом, видимо, знал. Поэтому, несмотря на то, что сам он не был чист перед Законом, решил пойти и рассказать о том, что его «доит» лично начальник камазовского ОУР. Сотрудники УСБ вручили ему микрофон со специальным передающим устройством и меченые деньги. И его проблемы закончились: не ожидавший подвоха Мингазов попался, как мальчишка.
Сергея и его подельника поймали во время кражи запчастей. В задержании участвовал сам начальник уголовного розыска. Сергей уверяет: милиционер с самого начала вел себя удивительно, медлил с вызовом опергруппы, а потом и вовсе предложил грабителям замять дело… за 50 тысяч рублей. Но так как парни платить отказались, их скрутили и доставили в отдел.
Новое «коммерческое предложение» Мингазов сделал подследственному двумя неделями позже. На допросе в своем кабинете он предложил Сергею «крышу», за которую еженедельно надо было «отстегивать» 4 тысячи рублей. Мингазов объяснил: он знает, что воровство запчастей у Сергея поставлено на поток, и сможет его прикрывать. А в случае отказа обещал организовать «подставу», а потом отправить бумагу ему на работу, рассказать о возбуждении уголовного дела. Он был уверен, что парень испугался, и не будет никуда жаловаться. Но ошибся.
Правда, взять его с поличным удалось не сразу. Он на своей машине подъезжал к подъезду Сергея, но всегда осторожничал, деньги в руки не брал, знаками показывая, что купюры нужно положить между сиденьями. 30 апреля он увез 3 с половиной тысячи, 7 мая – еще 2. К тому времени в УСБ уже располагали компрометирующей его диктофонной записью, номерами всех выданных купюр, поэтому третья поездка за деньгами стала для Мингазова последней. Как только Сергей положил 3 тысячи рублей в проем между сиденьями, подошли люди в штатском и попросили милиционера выйти из машины.
Свою вину Нияз Назифович так и не признал. Он уверял, что встречался с подследственным лишь для того, чтобы склонить его к негласному сотрудничеству. Денег, мол, никогда не просил, а 3 тысячи ему просто подбросили. Этой же версии он придерживался и на суде. Но, несмотря на правительственные награды и поощрения начальника УВД, избежать наказания Мингазову не удалось. Более того: суд счел, что «его исправление возможно только в условиях изоляции от общества». На обжалование приговора осужденному отводится 10 суток.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту