наверх
662

ПОДАЙ!!!

02 августа 2006

или ЧЕЛОВЕК С ПРОТЯНУТОЙ РУКОЙ
Наш корреспондент посчитал в городе нищих. И удивился - их в Челнах около 200! Но даже те из нас, кто чтит библейское «не оскудеет рука дающего», не смогут точно передать свои чувства: то ли из жалости помог человеку, то ли оплатил труд «артиста». Наш корреспондент подошел к "артистам" поближе...
ЗОВИТЕ ВАСЕЙ
Знакомство с ним около Комсомольского рынка было забавным. Мужчина с табличкой «помогите инвалиду» поначалу был неразговорчив, запретил фотографировать. И сбежал бы, если б не приход женщины с банкой домашней лапши, которая агрессивно поинтересовалась: «Чего к моему мужику пристала?» Увидев удостоверение, подобрела. Выяснилось: принесла мужу обед. Живут неподалеку. Уходила с наказом: «Вот пока ешь, и пообщайтесь, чтобы времени не терять. Только не бесплатно, рублей за 50. Да рожу не свети». Супруг оказался послушным - и вовсе не инвалидом. Надо же было что-то для людей написать. В нищие «Вася» пошел в середине 90-х, когда уволился с «КАМАЗа» и запил. Как-то не было на опохмел. Присел в раздумье в переходе на ступеньку, рядом звякнула монетка… Так и пошло. Со временем завязал с алкоголем и пришел к мысли, что так зарабатывать и проще, и больше. Дома сначала говорил, что нашел работу, исправно приносил два раза в месяц аванс и получку. Жена, когда узнала, откуда деньги, сначала дар речи потеряла. Но потом, видя, что работать, как все нормальные мужики, он уже не хочет, успокоилась. Обеды носит.
Основной источник дохода таких, как он – люди. Это в расчете на нашу жалость нищие выпячивают свои болячки, сидят на бетоне в одном свитере в мороз. Главное, чтобы поближе к хлебным местам – рынкам, торговым центрам и скоплениям магазинов. Кстати, поза «эмбриона, скукожившегося от непомерного холода во чреве матери» – не случайна. И слезу у народа вышибает, и тепло позволяет зимой сохранять. Достигается длительными тренировками.
Старший участковый Музагит Латыпов, в чьи обязанности входит очищать от попрошаек территорию Автозаводского рынка, поделился своими наблюдениями: «У нас здесь один такой тоже захаживает: с виду мужик не хилый, но как начнет «складываться», прямо на глазах усыхает. Поразительная пластичность».
Еще одна хитрость профессиональных нищих – следить, чтобы в коробке для подаяний было только несколько монет мелкого достоинства – жалостливей выглядит. На самом деле, в переходе около рынков, если сидеть всю «смену», пока не схлынет народ, можно заработать от 700 до 1000 рублей в день.
Но никакой «конвенции» не существует. У нас не Москва, где все давно поделено, и «точки» не перепродаются за деньги. Любой может подойти и сесть неподалеку. Правда, местная шпана иной раз отбирает у пришлых всю выручку. Своих нищих не трогают. Могут иногда попросить в долг не больше сотни. Как правило, не возвращают. Есть и еще одна напасть: время от времени здоровые мужики собирают с проспектов нищих, у кого все конечности на месте, и отвозят на работы: построить, вскопать, что-то перетаскать, загрузить. Денег за такое не дают, только кормят. В крайнем случае, могут дать пузырь паленой водки. Наш собеседник с Комсомольского рынка тоже пару раз загремел на такую «трудотерапию». Гоняли так, что мало не показалось. Давно так не работал. С тунеядцами разговор короткий – в глаз, очухался – за работу. Спасибо, что хоть в город потом отвезли. На его глазах у нескольких бомжей, у кого от прежней жизни остались только воспоминания и замусоленный паспорт, отобрали документы: мол, вам, как Конституция и обещает, посчастливилось реализовать свое право на труд. В городе они объявились только через неделю – паспорта на руки выдали, когда выполнили весь объем работы. Так что на взгляд «Васи»: «Хорошо быть увечным и непьющим – никто не трогает, денег больше подают».
ЖЕНСКИЙ ПОЛ
среди попрошаек попадается редко. И то в пенсионном возрасте: чистенькая, опрятная, но застиранная – как не дать копеечку на хлебушек божьему одуванчику? Если увидите такую вдали от церкви – точно нищенка-профессионалка. Если мужик с вытянутой рукой иной раз говорит ребенку: «Мальчик, забери свои копейки, лучше купи себе мороженого», то от бабульки-одуванчика вы этого не дождетесь.
АРТУР
Он из тех, кому завидует «Вася» – увечный и непьющий. Но наверняка с удовольствием бы поменялся с «Васей», у которого и заботливая жена, и свой дом. Артуру 48 лет. Первый раз сел в 17 лет. С тех пор – украл, выпил, сел. По советским законам, такие, как он, враз оставались без жилья. Два года на свободе с последней отсидки – для него приличный срок. Переход бывшего рецидивиста в разряд нищих был стремительным: с воровством завязал, но на работу без руки, без прописки и с кучей судимостей не брали. А жить можно и так: «Я же не миллионы заработать хочу. И не из тех, кто ждет, когда на пузырь накидают, и идет бухать. Сижу часа три, пока не наберется на еду. К зиме коплю деньги: купить пуховик, теплые ботинки. Таких, как я, кому действительно по-другому денег взять неоткуда – процентов 20. Остальные – спившиеся вконец или кому работать лень, вот и косят под нищих». Ночевать Артур уезжает поближе к заводам: «Там меньше людей. В городе ночью можно запросто напороться на отморозков, которым ничего не стоит сорвать у женщины цепочку с шеи, отобрать сумку, а заодно и избить нищего. Даже если они знают, что у него нет денег и забрать нечего. Просто так». В помощь со стороны государства, в виде реабилитационных центров для БОМЖей, где можно пережить зиму, а то и найти посильную работу при центре, Артур не верит: «Кому мы нужны? Перед 1000-летием Казани там собрали БОМЖей и привезли к нам в Челны – почти 300 человек. Перед Сабантуем наших, чтобы не портили вид, увезли до Ижевска. Они потом 4 дня назад добирались. Вот и вся помощь».
БАЯНИСТ
Его «точка» – переход на остановке Молодежная. Тех, кто с пропитыми лицами услаждает слух прохожих игрой на баяне, трубе, саксофоне, объединяет не любовь к музыке или деньгам через музыку. Она для них нечто большее – средство повышения самооценки. Благодаря ей они уже не нищие попрошайки, а уличные музыканты. Это звучит гордо. А деньги – вторичное.
ЛЕНА
На Автозаводском рынке нищих нет уже как с год – охрана гоняет. Поэтому мы очень удивились, когда увидели просящих подаяние – девушку в инвалидном кресле и ее мать. Для них администрация рынка сделала исключение. Лена – инвалид с детства, ДЦП. Школу заканчивала «на дому». Сейчас ей 19 лет и деньги – шанс встать на ноги и жить «как все». Позади операции, лечение в Москве, Пензе, Челнах. Ее мать, Галия Абдулловна, на просьбы показать документы не обижается: «Я же понимаю, что большинство – совсем не нищие. Но у нас другая ситуация: однокомнатную квартиру мы уже «пролечили», все, что могли – продали, друзья, родственники и знакомые уже помогли, чем могли». У нее на руках – паспорта, стопка документов и больничных выписок, подтверждающие диагноз и необходимость новой операции. На этот раз стоимостью около четырех тысяч долларов на тазобедренные суставы. Если кто-то готов помочь, телефон Галии Самсоновой – в редакции.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту