наверх
1143

ОТЦЫ И ДЕДЫ

14 декабря 2005

Рассказ Льва Толстого о дедушке и внуке вы найдете в любой детской хрестоматии. Мол, состарился дед: ноги у него не ходили, глаза не видели, зубов не было. Когда ел, у него текло изо рта. Сын и невестка перестали его за стол сажать, кормили за печкой.

Дали ему обед в чашке – уронил и разбил. Стали кормить старика из лоханки. Сидят раз муж с женой и смотрят – сынишка что-то мастерит.
- Что ты это делаешь, Миша?
- Я, батюшка, лоханку делаю. Когда вы с матушкой стары будете, чтоб вас из этой лоханки кормить.
Родители заплакали и переменили отношение к старику.

По международным данным, 12-16 % стариков страдают от насилия в семье. Сегодня ты целуешь своего малыша в пухлые щечки и кормишь с ложечки, умиляясь его беззащитности. И не можешь представить, что через 20 лет этот же ребенок, любовь всей твоей жизни, может ударить тебя и сказать: «Когда же ты сдохнешь!»
Таслима-апа живет с мужем, дочерью и двумя внуками. Дочь – алкоголичка, водит собутыльников, которые постоянно дебоширят. Внуки (16 и 18 лет) пьют с матерью, обзывают стариков, угрожают отравить. Часто напоминают, чтобы копили себе на похороны – иначе не на что будет их хоронить. Старики плохо видят, часто болеют, из дома выходят редко. Постоянно находятся в депрессии и страхе. Голодают: дочь берет деньги якобы на продукты и пропивает их. Даже написать заявление для них трудность - старики плохо владеют русским языком. Других родственников в Челнах нет.
Одно из типичных обращений в кризисный центр «Ника» - экономическое и психологическое насилие над стариками. Сыновья бьют матерей, дочери отбирают их пенсии и выгоняют из дома. Возраст пострадавших: от 55 до 74 лет. И таких историй становится известно всё больше. Директор кризисного центра «НИКА» Наталья Кивокурцева: «Проблема стариков – самая скрытая и поэтому мало изучена. Детей «группы риска» можно выявить в детском саду, школе, взрослых – в поликлиниках. Пенсионеры все поодиночке, их очень трудно даже информировать. К каждому в дом прийти невозможно. Мы проводили ряд мероприятий с Центром социального обслуживания граждан пожилого возраста, анализировали анкеты тех, кто хочет попасть в дом престарелых. В заявлениях 39% стариков причиной желания жить в доме престарелых указали невозможность проживания с родными: там их били и оскорбляли. Выборка за 1998-2004 годы показывает специфичность «групп риска» по характеристикам пола (см таблицу)

Обратите внимание - самые подверженные этой проблеме, самая уязвимая категория пенсионеров – русские женщины. Русским старикам труднее. Скорее всего, потому, что в татарских семьях еще сохраняется «клановость». В «клановых» семьях люди, даже если им предлагают хорошую работу в другом городе, остаются рядом с родителями, не оставляют их. Конечно, жестокое обращение есть в семьях любых национальностей и вероисповеданий. Но чем набожнее человек, тем меньше вероятность того, что он будет обижать старика – у него другие ценности и философия. В Узбекистане, например, вовсе нет домов престарелых, нет брошенных стариков. Потому что старики – это ценность семьи.

Младший сын Антонины Васильевны полгода назад вышел из тюрьмы. Все это время не работает, пьет, бьет мать. В очередной раз напившись, принуждал мать к оральному сексу, угрожая побоями. Женщина ночью убежала из дома к подруге, боится возвращаться домой. Старшему сыну не жалуется и идти к нему не хочет – боится, что младший будет терроризировать и семью брата.

«Как только мы выявили проблему насилия, возникла необходимость обсуждать с социальными работниками вопросы выявления и возможности помощи в этих ситуациях, - рассказывает Наталья Кивокурцева. - Раньше и в Дом престарелых, и в Центр социального обслуживания оформляли в первую очередь одиноких, бездомных. Сейчас другие есть и другие приоритеты. Измученная сыном женщина может пожить месяц и отдохнуть в ЦСО, поговорить там с психологами, юристами, с ней обсудят всевозможные варианты выхода из сложной ситуации.
Что делать больной старухе, которую унижают даже внуки? Она не может дать отпор, ей некуда пойти. Ребенок может убежать из дома от родителей-садистов, женщина – уйти от мужа и как-то решить свои проблемы. Старикам некуда бежать, некуда идти. Беспомощные, вызывающие у детей ненависть, они боятся даже жаловаться. Женщина может сказать о муже: негодяй, подлец, мучитель. О сыне мать так редко скажет - «я же сама его вырастила». Вот и мучается: страдает от жестокости родного дитя и от чувства вины за воспитание такого чудовища. Но в любом случае мы должны остановить это, люди в старости нуждаются в заботе и любви.
По некоторым признакам можно понять, что человек переживает насилие. Это замкнутость, плаксивость, подавленность, следы побоев, приступы паники, попытки самоубийства и разговоры об этом, постоянное чувство одиночества и безнадежности, а также частые травмы, которые объясняются «естественными» причинами (падением, ожогом). Если вы видите у стариков (соседей, близких) именно такие симптомы и подозреваете, что им плохо, или сами страдаете от детей, позвоните в кризисный центр «Ника» 51-16-23.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту