наверх
1760

Освоение челнинского междуречья

13 сентября 2008

Бывшие орловцы, мироновцы, сидоровцы, боровчане – те, у кого была прописка в селах Тукаев-ского района, сегодня носят общее для всех жителей полумиллионного города имя – они челнинцы.

Как все начиналось?

Мы много знаем о своем любимом городе, но хотим знать больше. И как мне кажется, все-таки мы еще мало знаем о первоначальной истории поселений, сформировавшихся в первой половине XVII века. Любопытно же знать, как все начиналось?

Самые истоки зарождения сел в Челнинском Закамье изучил, проследил по архивным документам доктор исторических наук, профессор Новороссийского университета (в Одессе) Г. И. Перетяткович. Его книгу «Исследование Поволжья XVII-XVIII веков», изданную в 1882 году, мы будем не раз цитировать, используя, прежде всего, документы, которые приводит историк.

В основе было переселение в 1626 году крестьян с правого берега Камы «в Уфимский уезд жити в крестьянах на пашне, на льготе, на Чалне, на Мелекесе речках». В документах тех лет была обозначена и территория, которую могли использовать переселенцы: «с верхней стороны пришла Шилня речка, а с нижнюю сторону подошла Бекленя речка, промеж тех речек с устья и до вершины».

Давайте, с помощью Г. Перетятковича посмотрим, как происходило заселение этого обширного междуречья (протяженность всех четырех речек – Шильни, Челны, Мелекеса и Бикляни в пределах 50 км). Крестьяне-«разведчики» получили от местной конторы Дворцового ведомства 2500 кв. км земли или чуть меньше 250 тысяч казенных десятин. Обилие плодородной, незанятой земли привело к тому, что рядом с селом на Мысу к 1643 году, то есть через 16 лет, находилась «уже целая группа поселений».

От Круглова до Круглого Поля

По Писцевой книге того года называется пять новых поселений. Подчеркивая свое подчиненное положение по отношению к Мыс Чалнам, они назывались так: «того ж Чалнинского починка деревня Бережная»; или даже «Чалнинского же уезда(!) деревня Круглая». А вот починок на речке Шильне имел такое «мудрое» определение: «Чалнинского же починка на реке на Шильне Нового починка монастыря Пречистые Богородицы Казанские». Речь идет о починке Пречистинского монастыря, который, как пишет казанский краевед И. А. Износков, основался (монастырь?) в 1642 году при устье речки Чална. Уфимский краевед Рауф Игнатьев, много писавший о Мензелинском уезде, называет его Богородицко-Челнаковским монастырем. В то время уже существовали здесь, как пишет Г. Перетяткович, и деревни-соседи Орловка и Мироновка.

Согласно «Описи» 1651 года, здесь появилось две новых деревни и пять починков. Г. Перетяткович называет деревню Маркову и деревню Средняя Шилня (была и Верхняя). К этому времени здесь существовали починки Ключ, Савина, Шишкина. Любопытное дополнение к этому списку мы находим у И. Износкова, который пишет о том, что на землях, принадлежащих Пречистинскому монастырю, находились село Боровецкое и помимо Маркова, Савина починки Калинина (или Калинов починок, располагавшийся между современными Суровкой и Новотроицким), Шестоперова, Корелина. Поселения возникали и быстро исчезали по ряду причин, в том числе по принудительному переселению властями их жителей в иные места. Нередки были и переименования, к примеру, починок Круглов, деревня Круглая, затем Поле Круглое, и, наконец, Круглое Поле.

 

Анатолий Дубровский:
«Любопытно же знать, как все начиналось?»

 

На ландкарте (карте небольших территорий) начала XVIII века в районе Закамья Мензелинского уезда показаны названия поселений, в которых с трудом угадываются современные ойконимы, то есть названия поселений: Сурки (сегодня есть Суркино), Драгунский, Сосновый Мыс, Набережное (вероятно, Набережная Слобода), Дыреевка, Акаевская, Хутор. Починок Мыс-Чална к середине XVII века уже чаще стал называться селом. А когда появились документы 1652 года, связанные с «мобилизацией» челнинцев в крепости-остроги Закамской черты, в них Мыс-Чалны называют посадом. А вот поселение, которое «прежде называлось «Бережная», стало называться Набережная слобода.

Казаки потеснили крестьян

В 1650 году правительство распорядилось «для обереганья от приходу Калмыцких и Ногайских воинских людей» построить среди здешних поселков городок. «Город воздвигнут был при впадении реки Чалны в Каму; стоял он на горе над последнею… и было поручено в новом Чалнинском городке устроить 100 человек конных белопашенных людей». Служилые казаки своими двумя поселениями, в которых было по 50 казаков в каждой, заметно потеснили крестьян.

Значит, менее чем за 25 лет в Челнинском Закамье возникло более 20 поселений. Другие населенные пункты, известные нам, в частности, дворцовые села Суровых (ныне Суровка), Сидоровка появляются в закамских краях несколько позже (упоминаются в 1795 г.). Закамские поселения имели в первой половине XVII века довольно разнообразный статус: починки, деревни, села, слободы, посад (усада) и даже … «город».

Попробуем разобраться в этих терминах. Починок от слова «почин» – начало. Как писал В. Г. Короленко «на Каме хуторские поселения называются починками». Берега по Каме в те далекие годы были весьма залесены и потому «почины» осуществлялись «топоровыми расчистками». Но в нашем случае починок Чална, затем Мыс-Чална был совсем не одиноким скромным хутором, а выполнял огромную организационную роль в освоении этой территории.

Деревни возникали там, где «теребили (то есть расчищали) от деревьев». Село от глагола «осели» и уже не семьей, а большим сообществом, общиной. Весьма любопытно использование термина «посад». Так в России назывались поселки, как мы сегодня говорим, городского типа. В составе посадов были слободы и сотни. Таким образом, Набережная слобода в те годы была составной частью Мысово-Чалнинского посада. Такие взаимоотношения изменились только после 1917 года, когда Набережные Челны возвысились до кантонального центра.

Тяглецы

Таким образом, в пределах современных Набережных Челнов в первой половине XVII века дворцовые земли заселялись не только крестьянами, но и монахами, и казаками, слободчанами – ремесленным и торговым людом. Г. Перетяткович приводит пример предпринимательской деятельности. Некие «тяглецы» (несшие тяглое, налоговое, бремя и жившие в Чалнах несколько лет) из Владимира имели в Чалнах торговые амбары с солью и хлебом и к тому же «на монастырских землях основали солодовню», где растили солод, который «отпускали» аж до Астрахани!

Вот так начиналась известная нам по архивным документам история Челнинского Закамья, где сегодня «правит бал» могучий индустриальный центр, процветает город евроазиатского масштаба.

Анатолий ДУБРОВСКИЙ, краевед.

 

А НАЗВАНИЯ РЕЧЕК…

Любопытно отметить, что ойконимы в этом краю были исключительно русского происхождения, за исключением Чалны и Шильня, названных от гидронимов – речек Чална и Шильня.


А вот названия речек были преимущественно тюркскими или финно-угорскими – Тагайка, Калмашка, Бескечанка, Кувады, Башкирка, Шайтанка, Мелекеска, Бекленя и т. д. Автор объясняет это тем, что при отводе этих земель в ведение Дворцового ведомства, то есть в собственность царской семьи, описание их было составлено с использованием топонимики, используемой местным населением – потомками булгар, угрофиннами и башкирами, кочевавшим и в пределах Закамья. А затем на дворцовых землях особенно ревностно выполнялся царский указ об отселении аборигенного населения от берегов Волги и Камы на 25 верст.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту