наверх
1494

«ОПГ» РАЙОННОГО МАСШТАБА

28 июня 2006

«2 декабря, когда я отрезал провод, посыпались искры, меня ударило током, оторвало манжет куртки. Тогда мы поехали в деревню Кулушево и там из сарая украли двух овец».

В принципе, следователь отчасти был прав: между «двадцатьдевятниками» и этой милой шайкой из деревни Малая Шильна условно можно поставить знак равенства. Организованные? Да. Нацеленные на совершение преступлений? Все так. Но почему же тогда одних судят громко в Казани, а других - тихонечко в Тукаевском районном суде? Как выяснилось, все просто: во-первых, настоящих «опгшников» много, а наших, шильнинских, всего трое. Во-вторых, для того, чтобы гордо называться «организованной преступной группой», надо совершать тяжкие преступления, распределять роли и иметь лидера. А Ильдар, Мулланур и Радик со своими кражами овец и электропроводов, что ни говори, до этого не дотягивают…
«Путем взлома запорного устройства похитил цветной телевизор», «незаконно проникли в сарай и тайно унесли овцу», «залезли в хозблок и украли бензопилу», «при помощи монтажного пояса и когтей залезал на столбы и кусачками срезал провода». Страдали от них, в основном, садовые общества и деревни Тукаевского района. Они терроризировали округу с июня по декабрь прошлого года. Овец резали на мясо, провода (439 килограммов!) сдавали в пункт приема цветмета.
Остановить их не могла даже угроза для собственной жизни. Радик сам рассказывал: «2 декабря, когда я отрезал провод, посыпались искры, меня ударило током, оторвало манжет куртки. Тогда мы поехали в деревню Кулушево и там из сарая украли двух овец».
Следствие посчитало, что на совести Ильдара 17 краж, Мулланур совершил 16, а младшенький, Радик, всего 13, но чутким руководством Ильдара. Но суд с ним не согласился: «Они ничего заранее не планировали, роли не распределяли, внутренней дисциплины в группе установлено не было». В итоге Радика, которому на момент краж было только 17 лет, освободили по амнистии, а его подельников отправили в колонию общего режима - на 5 лет и 4 с половиной года соответственно.
На суде сельские «опгшники» выглядели так жалко, что один из пострадавших, пенсионер, махнул на них рукой. «Ущерб, конечно, значительный, но с них же нечего взять», - объяснил он свой отказ от иска.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту