наверх
662

НЕПОДДАЮЩАЯСЯ

18 октября 2006

14-летняя Диана балансирует между колонией и спецПТУ. Сложности с учебой, плохая компания, мать без родительских прав, отец, который не справляется с выросшим ребенком.

Сейчас черта между свободой и колючей проволокой стала еще тоньше: милиция – за то, чтобы ее немедленно посадили, а педагоги и суд – за то, чтобы еще раз дать ей шанс.
Сначала все было не страшно: ну сколько в городе отбившихся от рук подростков? Но потом в школьной характеристике на 7-классницу Диану стали появляться все более настораживающие строчки: "Может вести себя бестактно и по-хамски, прогуливает уроки". Еще через полгода на стол инспекторов по делам несовершеннолетних легло ходатайство от директора школы. Он тревожился: пропуски уроков стали нормой, отец на предостережения не реагировал, а сама Диана шаталась по округе с сомнительными товарищами, о которых все знали: судимы, и не раз.
Классный руководитель Дианы обивала пороги отцовской работы, пока он сам туда ходил. Когда уволился, учительница не ленилась навещать Диану дома: мало ли что? 42-летний отец не скрывал от нее: дочка не делится с ним ни радостью, ни печалью. Сначала он, как и любой родитель, заступался за своего ребенка, но потом, когда девочка попала в список «трудных подростков», а ему самому поставили «неуд» по воспитанию, расписался в бессилии. «Даже если бы он захотел, то уже не смог бы справиться с дочерью», - констатировали учителя. Они сами написали заявление в милицию с просьбой направить девочку в спецшколу, но предотвратить неизбежное не успели: на днях Диана попала на скамью подсудимых. И вопрос уже встал по-другому: колония или «условка».
Сухая сводка сообщала: «Двое подростков незаконно проникли в помещение 6 корпуса лагеря «Крылатый» и похитили 38 предметов чужого имущества». Сама Диана рассказывала более красочно: «В тот день я встретила своего приятеля, Наиля. Он купил пива, мы выпили и решили съездить на дискотеку в лагерь. Там я увидела, что окно в корпусе открыто. Залезла внутрь и пошла гулять по палатам. Наиль спросил: «Есть что взять?». Я ответила: «Да». И мы стали собирать в пакет все, что нравилось: фен, парфюмерию, сотовый телефон, одежду. На выходе из лагеря нас остановил охранник. Я сказала, что отдыхаю здесь, Наиль мой брат, и мы собираемся поехать домой. Но охранник не поверил».
19 «фенов и дезодорантов» в сумке, еще 17 - в пакете. Детей судили не вместе: Наиль лежит в БСМП. Диане повезло больше: ей дали меньше минимума – всего 6 месяцев исправительных работ. Да и то условно, если в ближайшие полгода она опять что-нибудь не натворит.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту