наверх
667

МОНПУПОН

31 мая 2006

Где находится Гваделупа или Тегусигальпа – Миха не скажет. Зато уверен, что схемы поиска кладов существуют. И надеется, что даже где-то продаются.

Попался нам с Михой старый-старый номер журнала «ГЕО». Тема номера «Замки Луары» подкреплялась цветной вклейкой: карта расположения королевских замков и родословная монархов. Из серединки разворачивалась длинная бумажка, которую можно было долго рассматривать. Валуа-Капетинги, Генрихи-Людовики.
- Ну? - Миха внимательно вглядывается в печальные монаршьи лица, большинством почему-то долгоносые. - А где здесь Пушкин?
- Какой Пушкин, Михалдмитрич? Тут, во-первых, короли, во-вторых, французы. А Пушкин наш, русский (бессовестно врете, мамаша), и не король, а поэт.
Пушкин, замечу, всплывает в разговорах с Михой довольно часто. Видимо, школьные уроки родного языка представляют Александра Сергеевича явлением такой величины, что он стал для Михи сущностью неизменной, вечной и имеющей отношение ко всему в мире. Абсолютом.
- Мама, ты когда родилась? Сразу после войны?
- Гораздо, гораздо позже. Война-то когда кончилась?
- В 1949?
- В 1945.
- А тогда Пушкин жил?
- Миша, Пушкин целых 200 лет назад жил.
Выяснив, что Пушкин, как ни странно, французских тронов не просиживал и стихов про фашистских захватчиков не сочинял, возвращаемся к королевской реке Луаре. Берега ее утыканы замками с огромным количеством шипящих: Шамбор, Шенонсо, Шомон, Шеверни. И один среди них – Монпупон. Такое славное, согласитесь, название. Хочешь – в песню вставь, хочешь – пирожное испеки. Монпупон. Чистая поэзия (слово «монпупон» на неделю заменило нам обычные домашние прозвища типа «слон»), хорошо что перевод неизвестен – было бы еще смешнее.
А почему, спрашивается, интересно ребенку Михе монпупоны рассматривать? Всему есть причина. О том, что в детской полезно вешать географические карты, я прочитала чуть ли не в 10 лет. Ребенок, мол, постоянно видит карты мира и исподволь в мозг врезается расположение стран, континентов и прочая полезная ерунда. Через какое-то время предусмотрительный родитель должен поразиться географической подкованности чада, а по «профильному» предмету гарантирована «5». С появлением Михи эта идея вывалилась из каких-то пыльных архивов мозга. Карты полушарий: физическая и политическая – были найдены в книжном, иголочками наколоты на стены.
Более того, чтобы совместить воинственность ребенка и возможную пользу для учебы, в качестве разукрашек куплены были Михе школьные контурные карты – на них ведь так интересно рисовать войска и разворачивать баталии, движения армий и границы государств. С тех же пор Михиным любимым мультфильмом стал «Остров сокровищ», где хороший мальчик Джим становится владельцем карты. Вся это гео- и топографическая бомбардировка привела к довольно неожиданному результату. Где находится Гваделупа или Тегусигальпа – Миха не скажет. Зато уверен, что схемы поиска кладов существуют. И надеется, что даже где-то продаются. Поэтому внимательно рассматривает всё, более-менее похожее на карты: схемы воздушных потоков, расположения лесных массивов в Башкирии, экологически неблагополучные районы Москвы. И «монпупоны» в том числе. Наверное, ищет заветный крестик.
М.МИШКИНА

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту