наверх
1250

КТО ЧЕЙ ПАПА?

26 января 2005

Когда ребенок Миха только-только научился называть таракана не «каканом», а его настоящим именем, а я не имела особых хлопот, кроме чистой пары белья в ясельном михином шкафчике, мне жаловались матерые мамаши школьников, что программа нынче пошла неподъемная, даже они не могут помочь ребенку сделать уроки. Я про себя ухмылялась: «Кто же разрешает имбецилкам рожать? Сидели бы, клуши, закатывали огурцы и не лезли в науку!» А нынче что? Нынче смотрю в Михину тетрадь и пытаюсь удержать на лице осмысленное выражение, читая задание из разряда «3 красных кружочка плюс 8 птичек – сколько получится апельсинов?» Кажется, мне пора закатывать огурцы…
И даже если задание мне понятно, неизвестно, как впихнуть знание в Михину голову, занятую всегда – Спайдерменом, а в данный момент – вопросом: «Если я съем много рыбы, начну ли светиться в темноте?». Объясняю разницу между фосфором в рыбе и фосфором, который в светящихся игрушках, и усаживаю за чтение. Дети проходят образование отчеств. Вот семейный портрет из четырех румяных лиц. Задание такое: определить, кто на картинке отец, мать, сын и прочая родня, для чего указаны их имена-отчества. Но ребенку Михе совсем не очевидно, что Виктор Петрович – папа Алёны Викторовны. Он, кажется, ориентируется на внешнее сходство, а сходство у лубочных рожиц понятно какое – клоны да и только. Половые признаки – бант или галстук. Вот по-михиному и получается, что у Виктора Петровича трое детей, в их числе и жена.
Чую, подступает миг педагогического вдохновения. Наверное, на близких примерах ему будет понятнее.
- Миха, в России к имени человека принято прибавлять отчество - от слова «отец». Оно образовывается от имени папы. Не бывает Михаил Иринович или Михаил Полинович. Вот в Испании «отчество» - по маме, а у нас – по отцу. Миха, наш папа - Дмитрий Александрович? Значит, имя его папы… имя его папы…? Как звали папу нашего папы???
- Не знаю.
- Ну, Александрович – это сын Александра. Значит, папиного папу звали…?
Молчит. Понимаю, дедушка по отцовской линии давно умер, Миха с ним не знаком, потому и проблемы. Берем в оборот другого дедулю:
- Миха, у тебя дедушка – Владимир Николаевич. Так его папу звали…
- Иван!
- Почему Иван? Он же Ни-ко-ла-е-вич!
Миха обрадованно:
- Его звали Николаев!
- Разве бывает имя Николаев? Это фамилия!
Боже, за что ты мне послал сына-идиота?
- А вот если мальчик называется Федор Михайлович (странные в голову приходят имена мальчиков, классиков не вытравишь, ах, это «Идиот» не прошел даром), то папа у него…
- Михайл.
- Почему Михайл? Нет такого имени – Михайл. Ты же Михаил? Значит, и папа Фёдора – Михаил! А кто папа у Натальи Григорьевны?
- У которой собачки и кошечки?
- Да!
- У которой я в гостях был?
- Да!
- У которой…
- Стоп! Как звали папу Натальи Григорьевны?
- Гри… гри…григор?
- ГРИГОРИЙ!!!!!!!!!!!!!
Воспитательно-просветительское вдохновение перерастает в тихое бешенство. Скоро, как Тарас Бульба, «скрипну зубами и сплюну их вместе с кровью». Попробуем по-другому.
- Ребенок, подумай. Твоего друга Андрея зовут Андрей Сергеевич – у него папа Сергей или Ришат?
- Сергей!
Уже хорошо. Буду давать Михе варианты ответа, проведу, так скажем, микро-ЕГЭ, всё равно идем к тестовой системе, пусть приучается.
- Папа Ирины Владимировны – Вова или Петя?
- Вова!
- А у Алины Фаридовны? – Фарид или…
- Фарид!
Ура. Получилось.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту