наверх
1991

«КРЫШИ»

10 сентября 2003

Рэкет уже не в моде, он меняет форму, теперь называясь «крышеванием». Кто, кроме арбитража, разрешает в городе коммерческие споры и улаживает дела с миром криминала? Об этом мы спросили у людей практикующих. Начнем с повседневного.
МЕСТЕЧКОВЫЕ...
Они состоят из людей, которые известны в микрорайоне. У них есть деньги, но почти никто не знает, где они их берут. К таким людям сейчас идет простой челнинец, если у него угнали машину, «вынесли» квартиру, избили сына. Стоимость помощи при возврате добра колеблется в пределах 20-50% от суммы украденного. Половину берут с людей незнакомых или малоприятных. С остальных просят меньше. В легких случаях не берут ничего. Мы спросили у десяти человек, что бы они сделали, если бы с ними случилось что-то подобное. Шесть человек ответили, что решали бы проблему своими силами, два челнинца обратились бы к «авторитету» и только двое из десяти пошли бы в милицию.
Пример первый. У гражданина А. угнали машину. Он отнес заявление в милицию и разочаровался. Потом покопался в родственных связях и вспомнил родственника - «третья вода на киселе» - имеющего какой-то вес на улице. Через несколько часов после разговора за умеренную плату потерпевшему пригнали его авто. Без магнитолы, которую угонщики уже успели продать, но не битую и не разобранную.
За 30% можно вернуть вещи, украденные из квартиры. А вот за мобильный телефон могут попросить до 100% от стоимости - его искать труднее. И платят: иногда контактные телефоны партнеров, записанные в память «мобильника», стоят дороже самой трубки.
Единственный вид воров, с кем такая система не работает - наркоманы. Даже если наркомана найти, у него уже ничего нет, и взять с него тоже нечего. «Штраф» ему не выставишь. Чтобы рассчитаться с одним, у него есть только один выход - украсть у другого. Наркоман попадается и после ломки в милиции чистосердечно рассказывает, что его заставил тот, кому он должен.
КРИМИНАЛЬНЫЕ...
Или как их называли наши собеседники - воровские сообщества - отличаются более жесткими методами. К ним могут обратиться, чтобы кого-нибудь наказать. Или «заказать». Но до убийств доходит редко. «Воры» жестко привязаны к понятиям, и реплика «нужны деньги для «подогрева» пацанов на зоне», по их мнению, должна действовать в разговоре с предпринимателем безотказно. Откажешь - поступишь не по понятиям. Коммерсант для «воров» - человек другого круга, дойная корова. И в большинстве случаев такая «крыша» для бизнесмена в тягость.
Пример второй, исторический. В благополучную фирму приходят два человека и предлагают «защиту». У фирмы уже есть «крыша», которую информируют о гостях. «Крыша» сообщает предпринимателю о том, что возникла проблема, приходила не мелочь, а серьезные люди. И тот понимает, что кроме постоянных платежей ему нужно отдать часть денег, чтобы утрясти неожиданный «наезд».
Такие «неожиданные» визиты могут повторяться несколько раз в год: просто «родной крыше» стало мало и она одна или с коллегами-конкурентами разыгрывает сценку. Даже если предприниматель все понимает, сделать он ничего не может. Можно пойти в милицию, но тогда начнут переворачивать «черную бухгалтерию», из которой кормилась «крыша», и неизвестно, где потеряешь больше. Коммерсанту могут помочь: намекнуть, что людей из «крыши» можно ввести в состав учредителей. В одних случаях после его согласия «наезды» прекращаются, в других он остается голым.
ЛЕГАЛЬНЫЕ...
По словам представителей этой категории, лобового рэкета в Челнах почти не осталось: в 90-х годах в городе уже все поделили. Они считают, что заняли самую оптимальную нишу, в которой у них есть деньги, но и бизнесменам не обидно - это самый распространенный тип челнинских «крыш». Многие из них выросли в легальных «крышевателей» из криминала. Они пользуются старыми методами, но уже с оглядкой - не помешает ли это их делу и доходам. Принцип их работы с бизнесменами - лучше меньше, да дольше. «Отмороженности» в этих «крышах» намного меньше, чем в криминальных. Поэтому к ним идут предприниматели, уставшие от воровских «крыш».
Не все бизнесмены платят «крышам». У некоторых предприятий их просто нет - например, картонно-бумажный комбинат. На «КАМАЗе» тоже нет, но есть люди, через которых можно получить выгоду.
Пример третий. На завод приезжали со всей страны за грузовиками и запчастями. Если нужны были КАМАЗы, то с собой коммерсанты брали водителей. Если, скажем, нужно было 10 машин, то каждый день в очереди (реальной или искусственно созданной) отнимал большое количество денег на прокорм десяти водителей. За 10% (один КАМАЗ) люди, имеющие выходы на тех, кто подписывает накладные, обещали избавить бизнесменов от дальнейшего ожидания. Плюс к этому провожали колонну на безопасное расстояние от города.
Как легализовались эти «крыши»? Они срослись с бизнесом, который раньше доили. Вложили туда свои деньги, стали партнерами и сейчас трудятся на благо конторы, попутно решая возникающие проблемы. Другая часть открыла свои фирмы.
Эта категория «крышевателей» приобретает новых клиентов на добровольных условиях. Хочешь - мы работаем с тобой. Не хочешь, не надо, но если потом придешь с проблемами, будет дороже. Проценты - те же самые 20-30% со знакомых и 50% с чужих. Но здесь работают по каждому конкретному случаю.
Предприниматели, открывшие торговую точку на территории такого сообщества, могут платить и фиксированную сумму. Например, 5000 рублей в месяц с небольшого продуктового магазина. В последнее время такие «крыши» в качестве оплаты за услугу предлагают бизнесмену купить призы на какие-нибудь спортивные соревнования, оплатить часть организационных расходов турнира.
Пример четвертый. Челнинка З. добровольно платит «крыше» за торговое место, находящееся на одном из рынков. Муж - офицер милиции - об этом знает и не имеет к «крыше» никаких претензий.
МИЛИЦЕЙСКИЕ...
Как говорят сами «крышеватели», если от братвы можно уйти в милицию, то от милиции идти уже некуда. В Челнах крепнет тенденция: предприниматели стремятся увести бизнес под обещающих полную безопасность милиционеров. Офицеры делают это неофициально и не бесплатно. Но через какое-то время аппетиты такой «крыши» начинают быстро расти. В этом случае у бизнесмена есть только одна дорога - в управление собственной безопасности УВД. После увольнения или вынужденной отставки милиционер-«крышеватель» теряет все свое влияние. Но есть офицеры, которые специально уволились, чтобы уйти в бизнес. Они, как правило, бережно относятся к налаженным в прошлом связям.
Иногда в своих бедах коммерсанты виноваты сами: высчитывая шансы, некоторые из них стараются завести две «крыши» - гражданскую и милицейскую, пытаются столкнуть их лбами, но чаще страдают сами. Бывают и совсем странные предприниматели.
Пример пятый. Заняв деньги у «крыши», предприимчивый горожанин ждет, когда к нему придут за долгом. Вызывает милицию, и «крышу» с мечеными купюрами берут под стражу. Обман себя не оправдывает: практики подозревают, что несколько убийств в Челнах стали результатом подобных афер.
ПОЛИТИЧЕСКИЕ...
Мечта и гордость избранных. Выходы на тех или иных чиновников прорабатываются годами. Но если предприниматель все-таки нашел контакт с верхушкой администрации, министерскими работниками, родственниками известных деятелей - он «священная корова». Братва даже не пытается навязать или предложить ему какие-то условия. В моменты выборов его даже просить не надо - сам дает деньги и заставляет подчиненных голосовать за нужного человека. Самая спокойная и обеспеченная жизнь у родственников высокопоставленных персон, открывающих бизнес. Абсолютный режим экономического благоприятствования. Опека и лоббирование - характерные черты в таких ситуациях.
Пример шестой. Чиновник И. собирает руководителей фирм одного вида деятельности и ставит им ультиматум. «У вас, - говорит, - есть три варианта. Или покупать наш товар, или продать нам ваш бизнес по нашим ценам. Или вы не сможете работать».
БУДЕТ ЛИ ПЕРЕДЕЛ?
Криминального передела в ближайшем будущем в городе быть не должно. Все «крыши» знакомы между собой, и война не нужна никому. В пример приводится ОПГ «29-й комплекс». Группировки уже нет, но нет и войны за ее территорию.
Кстати, наши собеседники, говоря об этом криминальном сообществе, предполагают, что у него была своя «крыша», которую составляли люди в погонах и административных креслах.
У «политических» коммерсантов ситуация сложнее. Особенно в предвыборные времена. Все может вдруг поменяться. За годы однокланового правления наша власть даже в самых низких слоях уже скопила стартовый капитал, а средний и высшие слои так хорошо встали на ноги, что их влияние уже похоже на монополию. Поэтому «политические» предприниматели и их «крыши» делают все, чтобы ситуация оставалась такой же, как сейчас.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту