наверх
1147

КРИК ИЗ-ЗА РЕШЕТКИ

23 февраля 2005

Если это наши обидчики, мы считаем, что самое правильное для них - немедленная казнь или мучительная жизнь в невыносимых условиях. А если за решеткой мы сами?

Вряд ли кто станет спорить: к людям, которые сидят в тюрьме, у нас неоднозначное отношение. Если это наши близкие, нам больно и тяжело. Нам кажется, что к ним относятся несправедливо. Если это наши обидчики, мы считаем, что самое правильное для них - немедленная казнь или мучительная жизнь в невыносимых условиях. А если за решеткой мы сами?
«За последние 4 года я нахожусь уже в пятой колонии, не считая следственных изоляторов, - признается в письме Дамир (имя изменено), осужденный из нижнекамской «четверки». - Да, Закон призывает исправлять преступников, но должны же быть созданы нормальные человеческие условия, не затрагивающие честь и достоинство. А у нас тут грубые и массовые нарушения прав!»
У Дамира немало претензий и к руководству колонии, и к исправительной системе в целом. «Камеры переполнены, - рассказывает он. - В них бетонный пол, недостаточно вентиляции и света, нет радиовещания. В подъезде, где содержится 200 человек, нет эвакуационного выхода, что является грубейшим нарушением техники пожарной безопасности. Ремонт в жилых секциях проводится самими осужденными или на средства родственников. У нас нет питьевых бачков и электротэнов для кипячения воды, поэтому приходится пить сырую воду. Питание тоже не соответствует ни по весу, ни по ассортименту. Молоко, рис, манка, гречка вообще не выдаются, мясо заменяют соевыми концентратами. А ведь у четырех сотен человек туберкулез, язва желудка, гепатит, ВИЧ... Медицинское обеспечение тоже оставляет желать лучшего. Осужденные с высокой температурой не получают даже постельного режима. В медсанчасти нет нужных препаратов, курс лечения пройти невозможно. Нам даже не выдают предметов личной гигиены (зубную пасту, щетку, одноразовый станок)! Условий для труда нет, устроиться на производство удается не всем. А это значит, что у осужденного нет никакой возможности ни обеспечить себя, ни помочь семье...»
Владимир Шитвин, помощник начальника Управления исполнения наказания (УИН) по соблюдению прав человека, к которому мы обратились за комментариями, посчитал все претензии Дамира необоснованными. Никто не обещал осужденным царских почестей, но, по его словам, постельным бельем, одеждой и обувью по сезону они обеспечены на 100%. В отрядах есть и бачки для кипячения воды, и комната, в которой можно принять ванну. Электрокипятильники продаются в зоновском магазине. С предметами личной гигиены в колонии действительно сложно - на них в федеральном бюджете нет денег. А что касается жилой площади, то нарушение совсем незначительное: вместо 2 квадратных метров по нормативам, на одного осужденного в «четверке» приходится 1.9 метров. Лабораторные исследования питьевой воды, которые регулярно проводит городской центр санэпиднадзора, никаких изъянов не показывают. Больше половины осужденных обеспечены оплачиваемой работой. Помещения отрядов отремонтированы, а количество коек и наличие медикаментов в стационаре полностью соответствует всем требованиям Закона. Под тем, что все это - чистая правда, полковник Шитвин расписался лично.
Правозащитники, посетившие эту колонию два месяца назад, с ним почти согласны. «Я не сказала бы, что там было выявлено много нарушений, - говорит Лидия Чуприна, начальник отдела по взаимодействию с уголовно-исполнительной системой Правозащитного Центра города Казани. - Мы посетили и штрафной изолятор, и больничную камеру, и участок строгого режима. Что же касается работы, то это проблема в каждой зоне. Там просто нет возможности всем предоставить занятие по специальности! Но даже то, что осужденным предоставляется возможность заработать себе деньги на сигареты - это уже немалое достижение».
По мнению Лидии Ивановны, все проблемы с администрацией колоний возникают по двум причинам. Во-первых, из-за того, что осужденные не хотят соблюдать внутренние правила зоны. А во-вторых, им не хватает доступной информации о своих правах и обязанностях. «Люди начинают возмущаться, опираясь на слухи, а руководство учреждения не может и не хочет объяснить им, что и как, - считает правозащитник. - Если бы осужденные точно знали, на что они имеют право и что от них требуется взамен, многих сложностей удалось бы избежать».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту