наверх
680

КОМИССИЯ

04 октября 2006

высокий процент - в вымогательстве работниками силовых структур денег за, например, закрытие или неведение того или иного дела. Чаще всего дела разрушают, не доводят до судов. Это я тоже могу огласить: в Елабуге мы в совместной операции выявили...

Продолжаем беседу с руководителем республиканского отделения Общественной комиссии по борьбе с коррупцией Владимиром Богатовым.
- Сколько человек в составе комиссии в Челнах?
- Свыше ста человек. У нас есть разделение. Просто члены комиссии участвуют в работе не более чем на информационном уровне. Они, в основном, и обеспечивают нам объем работы. Где-то угрозы их друзьям, где-то открытое вымогательство. В рабочей группе (это юридический департамент, департамент по взаимодействию с силовыми ведомствами, реализующие информацию) - работает 9 сотрудников. Мы не имеем права заниматься оперативно-розыскной деятельностью, поэтому основная функция комиссии состоит из трех частей: прием информации, ее анализ (с проверкой и установлением судебной перспективы), составление плана мероприятий. Если информация касается сотрудников милиции, то мы работаем с Управлением собственной безопасности МВД. Если речь о чиновниках - с ФСБ и прокуратурой.
- Сколько материалов, приходящих к вам за месяц, имеют судебную перспективу?
- Около 10. Легче, когда люди приходят к нам с документами, подтверждающими нарушения. Мы проводим экспертизы и после этого комиссия выступает инициатором судебного дела. А потом является стороной обвинения.
- И в чью пользу счет по судам?
- У нас еще не было проигранных судов. Кстати, по Татарстану выиграно всего два, а когда доводили до коллегии Верховного суда - побеждали. Есть закон, есть факты, их не обойдешь. Чаще потом получалось, что к нам звонили и просили прекратить дело "минимально", с увольнением чиновника.
- В каких отраслях экономики Татарстана самый высокий процент коррумпированности?
- В основном, при проведении тендеров. Особенно в области строительства и здравоохранения. Я могу открыто говорить, есть решение суда. Мы имели 100-процентную информацию, записанную на диктофон, что человек передал 400 тысяч рублей в республиканское министерство за выигрыш тендера, но тут вмешались мы. Речь шла о заместителе министра. Свыше 60% дел - по незаконности определения госзаказа. Второй высокий процент - в вымогательстве работниками силовых структур денег за, например, закрытие или неведение того или иного дела. Чаще всего дела разрушают, не доводят до судов. Это я тоже могу огласить: в Елабуге мы в совместной операции выявили юридическое агентство, которое было посредником в передаче денег сотруднику милиции. Было возбуждено уголовное дело, сотрудник уволен.
- О какой доле для чиновников идет речь при определении победителя в тендере?
- Есть такое определение "откатные". Редко устанавливается сумма. Чаще - это процент. Не менее 10-15% от суммы тендера. Самое максимальное, что мы видели – чиновник попросил 42%. Не от прибыли, а от общей суммы.
- Встречается милицейское "крышевание"?
- Однажды к нам пришел человек, "работавший" с сотрудником органов не один год. Видимо, "компаньон" слишком много попросил. Допекло. Кроме того, я знаю нескольких предпринимателей, которые откровенно говорят мне, что пользуются поддержкой того или иного офицера.
- За деньги?
- Да, за определенную месячную оплату. В Отделе собственной безопасности Главного управления МВД РФ по Приволжскому федеральному округу ими плотно занимаются.
- Предприниматели, которые состоят в вашем обществе, пользуются вашей защитой и поддержкой за деньги?
- Они платят небольшие членские взносы: 4200 рублей - вступительный и 2400 рублей - в год. Мы не просим, но и не отказываемся от помощи. Если раньше у нас брали наличными, то сейчас это запрещено, чтобы себя не дискредитировать. Могут обернуть, что мы сами являемся взяточниками. Каждому отделению дано право иметь свой счет. Есть Контрольно-ревизионное управление, которое может проверить меня «от и до».
- На что живет ваша комиссия?
- На членские взносы.
- Вы работаете за оклад, хватает на жизнь?
- Есть оклад и премии. Хватает более чем. Кроме того, в Челнах есть 3 предприятия, работающие под патронажем комиссии. На заработанные деньги, в частности, содержится и эта общественная приемная. Это частное охранное предприятие, детективное агентство и юридическое агентство.
- У вас много претензий к челнинским чиновникам?
- У нас их немного, но они весомые. Например, как власть Татарстана и особенно в этом регионе выполнила программу ликвидации ветхого жилья. Речь идет о 14 семьях, которые живут в Круглом Поле в ужасных условиях. Многое из этого я считаю не халатностью, а обдуманными действиями. Есть ситуация, когда человек получил квартиру по этой программе, а потом пришли люди из администрации и поставили условие, чтобы в течение дня она из квартиры выехала. Потому, что эта квартира для другого человека.
- Где еще в Челнах вы встречаете коррупцию?
- В медицине. В системе образования. Есть письма преподавателей о том, что директора занимаются исключительно коммерциализацией учреждений.
Основная информация идет от работников бюджетных организаций.
Во всех институтах мы повесили обращение с координатами, куда обращаться по фактам коррупции и злоупотреблений. Через день эти листы пропали со всех стендов. Мне почему-то кажется, что студенты к этому отношения не имеют.
- Спасибо за честные ответы.
КООРДИНАТЫ
Улица "Центральная", дом 76 (вход с улицы Гагарина), второй этаж. Телефон – 77-25-57.
2 Юрий Комолов, komolov@chelnyltd.ru

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту