наверх
2069

КЛЕТКА ЛУЧШЕ ТАБЛЕТКИ

08 июня 2005

Стволовые клетки сегодня – предмет неугасающих споров врачей: одни считают, что это профанация, другие видят в клеточных технологиях если не панацею, то эффективное и мощное оружие в руках врача. К последним относится и заведующий отделением реабилитации

Стволовые клетки сегодня – предмет неугасающих споров врачей: одни считают, что это профанация, другие видят в клеточных технологиях если не панацею, то эффективное и мощное оружие в руках врача. К последним относится и заведующий отделением реабилитации санатория-профилактория «Набережные Челны» Вадим Курсенко. К его словам стоит прислушаться, ведь стволовыми клетками он начал заниматься еще в 2001 году, когда вокруг них еще не было такого ажиотажа.
За последний год в отделении было сделано 200 операций. Лишь в пяти процентах случаев врачи не отметили какого-либо эффекта. Остальные 95 процентов пациентов получили такой мощный толчок к выздоровлению, что можно просто диву даваться. За примерами далеко ходить не надо. Год назад одному молодому человеку, которому после избиения поставили диагноз открытая черепно-мозговая травма тяжелой степени, посттравматическая эпилепсия (приступы были 3-4 раза в неделю), сделали три инъекции стволовых клеток. Удивительно, но после этого приступы у него полностью прекратились. Хотя после удаления почти половины височной и лобной доли мозга, он, по мнению врачей, просто был обязан стать глубоким лежачим инвалидом. Сейчас челнинца немного не слушается правая кисть, а так он уже самостоятельно передвигается по городу.
По словам Вадима Владимировича, клеточные технологии эффективны не только при эпилепсии, но и при бронхиальной астме, инсультах, ишемической болезни, атеросклерозе, аблитерирующих заболеваниях нижних конечностей, артрозе, артритах, псориазе, привычном невынашивании беременности и т.д. Единственная болезнь, за который врачи пока не берутся – это лейкоз.
- Вадим Владимирович, вставал ли перед вами этический вопрос о применении в лечении эмбрионального материала?
- Я, как и многие российские врачи, считаю, что в арсенале врача-клеточника должны быть разные материалы: и клетки самого человека, и клетки пуповинной крови. К тому же не надо думать, что стволовые клетки мы берем в ближайшем абортарии. Фетальные клетки поступают к нам из Екатеринбургского института в форме готового лекарственного средства.
- Говорят, к вам приезжают пациенты не только из Татарстана, но и из других республик, из Москвы и даже из-за рубежа?
- Это так. Москвичи приезжают к нам по одной простой причине – у нас дешевле. Курс клеточной терапии донорскими клетками у нас стоит, к примеру, 18 тысяч рублей, а у них - несколько тысяч долларов. Вырастить собственные (аутологичные) стволовые клетки стоит дороже, сейчас это 66 тысяч рублей, но учтите, что мы отправляем эти клетки самолетом в Москву, где их размножают в специальной лаборатории. Конечно, в скором времени планируем открыть собственную лабораторию и тогда процедура станет немного доступней.
Между прочим, Набережные Челны на самом деле становятся центром развития клеточных технологий в Татарстане. Данные по практическому применению стволовых клеток челнинские врачи отправляют в Российский Государственный медуниверситет, с которым заключено соглашение о научном сотрудничестве. А сам Вадим Курсенко говорит, что стволовые клетки не только лечат, они реально улучшают судьбу человека, давая ему хороший шанс выжить.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту