наверх
5698

ИГРОМАНИЮ МОЖНО ВЫЛЕЧИТЬ!

20 сентября 2006

Все зависимые люди - это необласканные и недолюбленные дети. Большинство из них выросло в неполных семьях. А больше всего проблем родителям доставляет либо поздний, либо младший ребенок. Такие выводы за 21 год работы сделал врач-психотерапевт Ринат Хабибу

Он специализируется на лечении самой модной нынче болезни - игромании.
«Какую болезнь вы выбрали бы для себя? Чем хотели бы заболеть сейчас, а чем в старости? Ведь у людей с больным сердцем или страдающих гастритом тоже бывают обострения. И с ними тоже тяжело жить, – говорит Ринат Сагитович. – А игроман – это как ребенок, вдруг тяжело заболевший гриппом. Его болезнь касается всех, кто живет рядом: кому-то приходится за ним ухаживать, кто-то начинает его избегать, чтобы не заразиться, кто-то тоже заболевает».
Мы нашли Рината Сагитовича в Бугульме – его бывшие пациенты показали дорогу. 49-летний Мансур играл 3 года. До тех пор пока от него, бывшего военного, прошедшего Афганистан, не отвернулись родственники, а семья не оказалась на грани развала. Сейчас с ним судится полгорода, кредиторы приходят описывать имущество и квартиру. За ним гигантские долги, пени, проценты. Но в марте он каким-то чудом сумел «завязать»: маме кто-то посоветовал съездить к Хабибуллину. Теперь Мансур с осторожностью проходит мимо игровых клубов (соблазн, говорит, иногда появляется), но больше не играет. На всякий случай у него и справка есть: «Проведено активное амбулаторное лечение по поводу игровой зависимости. Закодирован на 3 года»…
Ильдара повезли к Хабибуллину перед свадьбой. Вроде, хороший парень, но подсел на игровые автоматы. День бракосочетания был назначен, а жених «просадил» все деньги. Невеста в истерике. Родственники через пятые руки нашли людей, вылечившихся от игромании, и повезли Ильдара к врачу.
Юрию телефончик этого специалиста подсказал друг из Оренбурга: у того два однокурсника «завязали» с автоматами после того, как съездили в Бугульму к Хабибуллину. Держатся уже год. Юрий вернулся с лечения всего месяц назад. Говорит, играть еще тянет, но сила воли стала сильнее.
Сам Хабибуллин всех пациентов, естественно, не помнит. «В день обращаются по 2-3 человека, - объясняет он. – Со всей округи приезжают: из Лениногорска, Самарской области, Бугуруслана, Альметьевска, Челнов, Оренбурга. Многих привозят родственники, потому что люди уже потеряли надежду».
- Пару лет назад таким же спросом пользовалась баба Шура из Абдулино. К ней целыми автобусами возили алкоголиков и наркоманов. Но там речь шла о народных средствах лечения. А Вы работаете в государственной больнице, значит, на роль «мага и целителя» не подходите…
- Я психиатр-нарколог, психотерапевт. Раньше работал главным врачом психоневрологического диспансера. Прошел обучение по методу Довженко: курсы организовывало Министерство здравоохранения Татарстана. Я давно занимаюсь проблемами зависимого поведения людей. Сначала боролся с алкогольной зависимостью, потом со всех регионов начали приезжать наркоманы. Сейчас вот появились больные «игроманией». Клиника этих состояний абсолютно одинаковая. Но у игроманов есть свои особенности. Их можно назвать «людьми из детства». Когда-то они тяжело переживали отсутствие какой-то вещи: может, мечтали о том, чтобы им что-то купили, а родители этого не сделали. И человек вырос с ощущением упущенных возможностей. Он не доиграл. И теперь, во взрослой жизни, хватается за возможность поучаствовать в игре и ждет чуда.
- Это как-то зависит от возраста или профессии?
- Никак. Вот сейчас у меня были мать и сын из Лениногорска. Оба зависимы от игровых автоматов. Имеют крупный бизнес и проигрывают огромные суммы - от 100 до 500 тысяч рублей за раз. Причины для этого у них разные, но движут ими одинаковые силы.
- Откуда вы знаете, что ими движет? Ведь человек может говорить все, что угодно, а на самом деле руководствоваться совсем другими вещами.
- Чтобы провести психотерапевтический сеанс, надо понять, в чем проблема жизни этого конкретного человека. Я ведь работаю не столько с его зависимостью, сколько с теми проблемами, которые сидят внутри. Потому что просто так никто не начинает пить, обжираться или играть. Подверженный зависимости человек просто отключается от реальности. Он хочет доказать, что он лучше, чем о нем думают. Каждый играет по какой-то личной причине. Но чтобы найти эту причину, человека нужно ввести в состояние гипноза, в котором он и отвечает на семь вопросов:
4 «Что вы хотите изменить в себе?»
4 «Что вы готовы сделать, чтобы достичь этих изменений?»
4 «Чего вы ждете от меня?»
4 «Как другие люди смогут заметить ваши изменения?» Ведь для игрока важно именно самоутверждение, отклик от окружающих, важно доказать, что он может больше.
4 «Как вы будете мешать своими изменениями окружающим?» Дело в том, что не все будут довольны. Многие буду завидовать – ведь человек дошел до дна, но сумел подняться.
4 «Что произойдет, когда вы выздоровете?»
4 «Как вы будете саботировать требования врача?» Каждый из нас внутренне сопротивляется чужому влиянию. И мне приходится работать именно с его сопротивлением. Важно, чтобы человек был на одной волне с психотерапевтом, осознал свою проблему и был настроен ее решать.
Это штучная работа. Надо вытащить эту информацию из подсознания, чтобы потом, снова введя человека в трансовое состояние, внушить ему, как жизненную установку, то, что он сам только что проговорил, рассказывая о своем желании прекратить играть.
- Как долго человек находится в состоянии гипноза?
- 30-40 минут. Но гипноз – это только часть лечения. Многие ищут психологическую защиту в играх, потому что у них ослабленная нервная система. Мелкие психотравмы накапливаются, люди не умеют сбрасывать этот груз, поэтому становятся раздражительными. Чтобы привести это в порядок, надо использовать иглотерапию, воздействуя на те точки, которые отвечают за общий тонус организма. Еще необходимо освободить человека от негатива, который его окружает, ярлыков, которые на него навешаны. Нужно научить человека управлять собой, убедить в том, что он прошел божественный тендер – был выбран для того, чтобы жить и выигрывать. Элементы духовности тоже очень важны. Человек должен знать, что игры до добра не доводят, и ему рано или поздно придется отвечать за свои поступки. Я уверен, что избавиться от игровой зависимости человеку помогает не какой-то конкретный прием, а именно комплексное лечение.
- Личное желание вылечиться обязательно?
- Естественно, у человека должно быть большое и искреннее желание. Но многие люди, особенно мужчины, к 45 годам так и не оторвались от пуповины. Его приводит мама, и сначала надо психологически отделить их друг от друга, а потом уже пробудить в человеке собственные стремления, свое «Я». Сегодня были двое таких больных. Одному 40, второй разменял пятый десяток, но оба на каком-то этапе бросили семьи и вернулись к матерям.
- Вы даете 3-летнюю гарантию на свою работу. Уверены, что сбоев не бывает?
- Существует такая вещь, как зависимость от психотерапевта. У пациентов появляется потребность поделиться каждым положительным моментом. Но на самом деле невозможно гарантировать, что человек не сорвется. Он может держаться, как бы отбывая повинность перед женой или матерью, но при первой же возможности снова начинает играть.
Вы сами обратите внимание: проем для монет в автомате расположен на уровне глаз. Автомат вводит человека в состояние транса, которое невозможно преодолеть, даже если потом каешься. Поэтому психотерапевт программирует именно ту систему, которая определяет жизнь конкретного человека – чтобы повысить сопротивляемость, подавить желание подходить к автомату и бросать монетку.
- Но ведь не всех можно оставить. Сколько алкоголиков и наркоманов кодировались безуспешно! Среди игроманов наверняка тоже есть люди, на которых можно поставить крест?
- Только если человек полностью оторван от реальности и у него совсем нет группы поддержки. Многие потеряли семьи. Кто-то уже решил уйти из жизни. Если не найдется человек, способный подтолкнуть, вытащить из такого состояния игрока будет практически невозможно.
1 Елена Моисеенко, moiseenko@chelnyltd.ru

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту