наверх
943

ИГРАЙ, ГОРМОН!

19 апреля 2006

Альберт завел меня на веранду детского садика, толкнул рукой в грудь, я упала на скамейку и почувствовала, как разрывается куртка на спине. Альберт начал меня раздевать, сказав, что давно ждал этого дня...

Альберту хватило пяти минут, чтобы сломать свою жизнь на корню. Вроде, нормальный был парень. Окончил школу, получил средне-специальное образование. Даже гражданский долг перед Родиной выполнить не отказывался: 4 декабря он должен был уйти в армию. Но днем раньше, на проводах, Альберт вдруг решил сделать то, о чем планировал приятно вспоминать во время службы: склонить к интимным отношениям девушку, которая ему давно нравилась. Его не смущал ни возраст избранницы (она еще училась в школе), ни тот факт, что она не имела никакого желания становиться его любовницей…
В тот вечер Гузель пришла с подружками на дискотеку в сельский клуб. Альберта она знала плохо и даже немножко побаивалась. Поэтому, когда он подошел, дыхнул алкоголем и предложил «отойти поговорить», Гузель наотрез отказалась. Но у Альберта это был последний день на свободе: утром его ждали на призывном пункте. Времени на ухаживания и прочие нежности не оставалось… «Он схватил меня за запястье и повел подальше от клуба. Шепнув на ухо, что, если я подниму шум, он забьет меня до смерти, Альберт завел меня на веранду детского садика, толкнул рукой в грудь, я упала на скамейку и почувствовала, как разрывается куртка на спине. Альберт начал меня раздевать, сказав, что давно ждал этого дня, и что если я ему не отдамся, он свистнет, прибегут пацаны и пустят меня по кругу…»
На лавочке в детском саду у Альберта ничего не получилось. Как он сам объяснил, по вполне объективным обстоятельствам. Строители ведь не предполагали, как по-разному молодежь может использовать скамейку на веранде. Альберту, например, эта лавочка показалась слишком узкой и стоящей слишком близко к стене. К тому же, где-то рядом слышались смех и голоса. Но это, к сожалению, не спасло Гузель от изнасилования: Альберт схватил ее за руку и поволок в более темное и безлюдное место. Возле заброшенной колонки он снял с себя куртку, пощечиной сбил с лица напуганной девочки очки, повалил ее на землю...
Вырвавшись, Гузель сразу побежала домой. Распахнув двери, она с порога огорошила родителей: «Меня изнасиловал Альберт!» Те сразу позвонили в милицию, и буквально через час на месте преступления уже работала следственная группа.
Альберт свои действия не оспаривал, но категорически отказался называть их преступлением. По его словам, Гузель сама предложила ему себя. А причина, по которой она теперь называет его насильником, якобы, лишь в том, что он хотел заниматься любовью так, а она – немного иначе.
Однако, и учителя, и друзья девушки Альберту не поверили: Гузель воспитывалась в строгости и никогда не стала бы заниматься «этим» на улице родной деревни. А представления Альберта о «занятии любовью» действительно сильно отличаются от представления нормальных людей: девушкам вообще-то не принято угрожать групповым изнасилованием!
… 2 года службы для Альберта закончились бы максимум в декабре 2007-го. А так раньше чем через 6 лет его из колонии общего режима не выпустят…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту