наверх
1591

Disney представляет фильм «ТРОН: Наследие»

23 декабря 2010

Disney представляет фильм «ТРОН: Наследие», высокотехнологичное приключение в виртуальной реальности, подобных которому ещё не было на экране. Режиссёр фильма – Джозеф Косински, главные роли сыграли Джефф Бриджес, Гарретт Хедлунд, Оливия Уайлд, Брюс Бокслайтнер, Джеймс Фрэйн, Бо Гарретт и Майкл Шин, продюсеры – Шон Бэйли, Джеффри Силвер и Стивен Лисбергер, исполнительный продюсер – Доналд Кушнер, сопродюсеры – Джастин Спрингер и Стив Гоб. Авторы сценария – Эдвард Китсис и Адам Хоровиц; по сюжету Эдварда Китсиса, Адама Хоровица, Брайана Клагмана и Ли Стернтала; на основе персонажей, созданных Стивеном Лисбергером и Бонни Макбёрд. Саундтрек к фильму написан электронным дуэтом Daft Punk, обладателями премии «Грэмми». «ТРОН: Наследие» будет показан в форматах Disney Digital 3D™, Real D 3D и IMAX® 3D.

 В центре сюжета – история взаимоотношений отца и сына, которые приобретают в виртуальном мире не меньший накал, чем в реале: 27-летний бунтарь Сэм Флинн (Гарретт Хедлунд) не может смириться с таинственным исчезновением своего отца, Кевина Флинна (обладатель «Оскара» и «Золотого Глобуса» Джефф Бриджес), дерзкого изобретателя в области информационных технологий. Идя по следу странного сигнала, полученного из зала игровых автоматов Флинна – сигнала, который мог отправить только его отец, – Сэм попадает в виртуальный мир, где на 20 лет безвылазно застрял Кевин. С помощью бесстрашной Куорры (Оливия Уайлд) отец и сын пускаются в смертельно опасное путешествие по вселенной, некогда созданной Кевином, но уже без его участия развившейся в нечто более масштабное: теперь их тут ждут небывалые машины, пейзажи, оружие и могучий злодей, готовый любой ценой помешать им вырваться на свободу.

 СИЛА ВООБРАЖЕНИЯ

 Фильм «ТРОН» был выпущен Disney в 1982 году и стал настоящим технологическим прорывом. Его сценаристом и режиссёром был визионер Стивен Лисбергер; на «ТРОНЕ: Наследие» он продюсер. На тот момент «ТРОН» использовал новейшую компьютерную графику, невиданные прежде виртуальные декорации и световые эффекты. Впервые крупная киностудия выпустила фильм, который мог похвастаться уникальным сочетанием широкоэкранного формата, компьютерной графики и рисованной анимации. В результате «ТРОН» стал культовой картиной, не утратившей популярности даже 25 лет спустя. Его появление считается поворотным событием в истории спецэффектов в кино.

 Технические достижения последних лет создали заманчивую возможность сделать полноценное продолжение «ТРОНА», ориентированное на современного зрителя. Сегодня, когда «поколение X-Box» круглые сутки подключено к интернету, телефоны превратились в портативные компьютеры и все вокруг играют в виртуальные игры, мы живём в мире, о котором 30 лет назад, во времена создания «ТРОНа», можно было только мечтать.

 Стивен Лисбергер с неукротимой энергией боролся за проект «ТРОН: Наследие». «Мы начали переговоры с Disney лет десять назад… За это время многие работники студии поседели, и сам фильм сильно изменился. Не так давно, когда проект в очередной раз был разморожен, у нас появилось ощущение, что наконец-то нужные люди собрались в нужном месте. Перед этим мы пробовали разные варианты, но всякий раз убеждались, что нащупать пульс времени нам не удаётся. А на этот раз получилось».

 Рассказ продолжает продюсер Шон Бэйли, в то время управлявший студией Idealogy, Inc. Четыре года назад он и его команда были приглашены на проект, чтобы ускорить его развитие. «В Disney лежали несколько вариантов сценария, написанные в 90-е годы, и никто не мог понять, что с ними делать. Нас пригласили помочь. Мы занимались только развитием проекта, предлагали идеи, встречались с авторами».

 «ТРОН: НАСЛЕДИЕ» – это совершенно отдельный фильм. Вы можете ничего не знать о первой части и получить удовольствие от второй: сюжет это позволяет». — Шон Бэйли, продюсер

 

Проект был ещё на ранней стадии разработки, когда одному из продюсеров, Джастину Спрингеру, по счастливой случайности попал в руки пробный материал, сделанный режиссёром Джозефом Косински. У Косински почти не было опыта работы в большом кино, однако он сумел проявить свой яркий талант и визуальный стиль в рекламных роликах видеоигр «Halo», «Gears of War», а также компании Nike.

 Косински закончил Колумбийский университет с дипломом архитектора. Он превосходно разбирается в дизайне и привык к работе с компьютерными технологиями. «Всё кинопроизводство меняется на наших глазах, и я убеждён, что Джо [Косински] один из лидеров этой революции», – говорит Бэйли.

 Шон Бэйли вспоминает о том, как познакомился с режиссёром-дебютантом. «Я с первых же минут был поражён тем, как он видит и чувствует историю и как он уверен в себе. Потом мы встретились на студии и обсудили дальнейшую работу. Джо заразил нас своей уверенностью, и мы решили сделать демо-ролик».

 Косински, Бэйли и другие продюсеры убедили руководство студии дать «добро» на создание демо-ролика: короткого фильма, показывающего, что современные технологии могут сделать с основными элементами виртуальной вселенной «ТРОНа» – например, светоциклами и дисковыми битвами. В 2008 году ролик стал сенсацией на Комик-коне в Сан-Диего, и студия разрешила запустить фильм в производство.

 Огромную роль в фильме играет электронная музыка, написанная дуэтом Daft Punk, революционерами в своём жанре. В 1993 году, когда вышел их первый сингл, Ги-Мануэль де Омем-Кристо и Тома Бангальтер, по общему мнению, совершили переворот в жанре «хаус». Музыка Daft Punk – это бодрая, танцевальная смесь прогрессив-хауса, фанка, электроники и техно. После блистательного дебюта Homework (1997), дуэт выпустил ещё два студийных альбома (Discovery, 2001; Human After All, 2005) и два живых (Alive 1997; Alive 2007).

 Свой музыкальный и визуальный стиль Daft Punk создавали, во многом опираясь на «ТРОН» 1982 года. Когда Джозеф Косински был утверждён в качестве режиссёра, он узнал, что музыканты интересуются этим проектом. Они встретились в Голливуде, позавтракали блинчиками и обсудили, как Косински видит будущий фильм.

 С этого момента музыканты активно включились в работу. Саундтрек создавался медленно, на протяжении трёх лет, и в итоге получилось уникальное сочетание оркестровой, электронной и гранулярной музыки.

 Дуэт работал не только над музыкой, но и над дизайном звука, особенно в тех сценах, где из фоновых звуков рождается мелодия. Технически это очень сложное и интересное музыкальное решение, время от времени стирающее грань между музыкой и звуками. «Для фильма у нас записано больше 100 минут музыки. И она уже так тесно спаялась с видеорядом, что представить фильм без неё я лично не могу», – говорит Косински.

 Благодаря современным технологиям, создатели фильма благополучно избавились от многих ограничений при работе с компьютерами. Но при этом они всячески старались сохранить дух фантазий Лисбергера.

 Для этого были использованы новейшие достижения кинематографической техники, в том числе – ещё более продвинутые камеры, чем на «Аватаре», уникальные технологии компьютерной обработки реальных декораций.

 Все эти инструменты попали в руки к талантливым художникам и кинематографистам, поэтому неудивительно, что «ТРОН: Наследие» демонстрирует суперсовременный дизайн и потрясающие видеоэффекты, ещё более усиленные стереоскопическим форматом (3D). Максимально реалистичная компьютерная анимация вписывается в игровые сцены с живыми актёрами настолько естественно, что раньше это было невозможно. Как говорит продюсер Джеффри Силвер: «Раз уж «ТРОН» был прорывным фильмом в 80-е, нам казалось очевидным, что его продолжение должно стать прорывом в 21-м веке. Если мы хотим всё сделать правильно, надо поднять планку. Так мы и поступили».

 РАЗВИТИЕ СЮЖЕТА

 В 1982 году, когда Кевин Флинн (Джефф Бриджес) вырвался живым из Системы и вернул себе контроль над компанией «Энком», которую он основал со своим старым другом Аланом Брэдли (Брюс Бокслайтнер), все думали, что он остепенится и полностью посвятит себя созданию и продвижению компьютерных игр.

 На первый взгляд так оно и было: Кевин женился и делил своё время между сыном Сэмом и «Энкомом», которая, благодаря ему и Алану, превратилась в колосса на рынке видеоигр. Но в тайне от всех Кевин продолжал эксперименты с телепортацией и часто возвращался в Систему из тайной лаборатории, спрятанной под игровым залом. Наконец, однажды Кевин исчез, и Сэм остался без отца и без малейших подсказок о том, где его искать.

 Действие фильма «ТРОН: Наследие» начинается 20 лет спустя.

 Повзрослевший Сэм (Гарретт Хедлунд) получает на пейджер сигнал, который приводит его в игровой зал Флинна. Оттуда он переносится в Систему, где на 20 лет безвылазно застрял его отец, и там начинается приключение, которое изменит жизнь и отца, и сына.

 

«С самого начала мы с Шоном [Бэйли] говорили студии, что «ТРОН: Наследие» – фильм об отце и сыне. В их отношениях – сердце картины.»

—Джозеф Косински, режиссёр

 

«Для нас было очень важно за всей этой зрелищностью не потерять сюжета. В конце концов, это история о мальчике, который потерял отца, вырос без него, и даже во взрослом человеке эта боль не заживает. И вот он узнаёт, что отец исчез не по своей воле и что у них остаётся шанс восстановить отношения», – говорит продюсер Шон Бэйли. – «Мы старались, чтобы всё в фильме работало на сюжет: и визуальный ряд, и эффекты, и музыка, и актёрская игра, и вся стилистика».

 Отец и сын расстаются, а потом сближаются снова – в этом эмоциональный код фильма. «В этом восхитительном мире нам нужен проводник. Мы выбрали нашим проводником Сэма. Глазами Сэма мы открываем для себя Систему и узнаём Флинна», – говорит Адам Хоровиц, написавший сценарий вместе с Эдвардом Китсисом (по сюжету Эдварда Китсиса, Адама Хоровица, Брайана Клагмана и Ли Стернтала, на основе персонажей, созданных Стивеном Лисбергером и Бонни Макбёрд).

 Стивен Лисбергер уверен, что сюжет ничуть не менее важен, чем все технические стороны фильма. «Я волнуюсь за сюжет точно так же, как и за визуальный ряд. Осознание того, что Флинн всё ещё жив, и встреча отца с сыном во многом делают «ТРОН: Наследие». Для поклонников первого фильма это наверняка чем-то отзовётся, но даже для тех, кто первый фильм не видел, история сработает сама по себе», – говорит он.

 Джефф Бриджес, снова играющий Кевина Флинна, как и в оригинальном «ТРОНе», добавляет: «Технология – один из главных элементов этой истории. Просто поразительно, сколько всего теперь можно сделать. Но штука в том, что технологии развиваются так быстро, что мы не успеваем продумать какую-то этику или хотя бы осознать, к чему могут привести их последствия. Этой темы «ТРОН: Наследие» тоже касается».

 

КАК СОЗДАВАЛСЯ ФИЛЬМ

 Джозеф Косински очень точно сформулировал свой подход к проекту: «Я хочу, чтобы всё выглядело настоящим. Чтобы казалось, будто мы перенеслись в мир ТРОНа с обычными камерами. Поэтому я хотел, чтобы как можно больше локаций были построены на площадке из настоящих материалов: стекла, бетона, стали; чтобы всё это можно было потрогать руками».

 Косински окружил себя художниками из самых разных областей. «У нас трудились архитекторы, дизайнеры автомобилей; многие из них никогда не работали в кино. К нам слетелись люди со всех концов света», – говорит Косински.

 Ради того, чтобы сохранить в «Наследии» дух первого «ТРОНа», Косински и его команда были готовы раздвинуть границы возможного. В результате на съёмках использовались самые разные технические приёмы, от синих экранов до 3D-камер. Косински объясняет: «Я, в основном, действую по интуиции, а не по опыту, но многие технологии, которые мы тут применяем, я уже опробовал, снимая рекламу. Хотя тут мы впервые используем их одновременно и в таком масштабе».

 И всё-таки Бэйли настаивает, что сценарий – главная движущая сила фильма. «На данный момент у нас – самые современные технологии, но они используются не просто так. Они позволяют нам определённые сюжетные ходы, которые без них было бы невозможно перенести на экран. Наверное, наш фильм будет первым, где актёр встречается в кадре с молодым собой. Я надеюсь, что зрители в зале не просто скажут «ух ты, круто!», а ещё и добавят: «такого я не ожидал».

 Помимо прочих технологических сложностей, «ТРОН: Наследие» снят в 3D. По словам Бэйли, «3D – это действительно трудная штука; камеры на площадке крупнее и тяжелее, приходится учитывать больше переменных, так что весь процесс замедляется. Но, по-моему, это лишний повод сходить в кино, потому что такого эффекта вы не получите на айфоне или на компьютере».

 «Для меня было важно, чтобы 3D тоже был настоящим», – говорит Косински. – «Сейчас многие фильмы снимаются в обычном формате, а потом уже конвертируются в 3D. Но с нашими декорациями и бескрайними видами у нас не было иного выхода, кроме как снимать всё 3D-камерами».

 Косински продолжает: «Снимать в 3D гораздо сложнее. Визуальные эффекты мы тоже заканчивали в 3D, что тоже трудно. Надо ведь делать разный видеоряд для каждого глаза».

 На съёмках фильма «ТРОН: Наследие» использовались специально созданные камеры новейшего поколения и уникальная комбинация двух технологий: motion capture и системы стереоскопических камер. 

 

Материал предоставлен СИНЕМА ПАРК

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту