наверх
834

ЧТО БУДЕТ ЗАВТРА?

19 июля 2006

Возраст среднестатистического челнинца - 34 года. Городские власти считают, что это слишком много, и обрадовались путинским демографическим инициативам - нарожать побольше детей и омолодить население. Может, среднестатистический челнинец, вдохновленный федеральными 250 тысячами рублей за второго ребенка, и помолодеет. Труднее исправить картину в строительстве и на крупных промышленных предприятиях. Там средний возраст куда солиднее, чем в целом по городу - из-за нового российского явления: пожилые люди не хотят уходить на заслуженный отдых. Видимо, не считают, что их «домоседная» старость будет спокойной и обеспеченной. В разные годы в нашей стране законодательство по-разному относилось к работающим пенсионерам. Одно время им разрешали работать, но при условии, что при этом не будет выплачиваться пенсия. Потом разрешили половину пенсии. Сегодня же пенсионер может работать, сколько ему позволяет здоровье и желание, получая полную зарплату и 100-процентную пенсию. Вот пожилые и не хотят расставаться с насиженными местами. Тем более, что случись нелады со здоровьем - на стройке или заводе с пониманием и терпимостью относятся к больничным. Не то, что в частных фирмах.

КАМАЗ – СУПЕРСТАР.
В СМЫСЛЕ - ОЧЕНЬ СТАР…
Когда в Челнах начали выпускать грузовики, усредненному камазовцу было 25 лет. Сегодня – 41 год. Около 10% заводчан - пенсионеры(см. диаграмму). И лишь половина работников, достигающих пенсионного возраста, уходит на заслуженный отдых.
Мы задали несколько вопросов директору департамента трудовых отношений и развития персонала ОАО «КАМАЗ» Рафаэлю Мухамадееву.
- Где на КАМАЗе вопрос старения кадров ощущается особенно остро?
- В инженерных службах. Там каждый третий – старше 50. С одной стороны, это хорошо: люди с большим опытом. С другой – если бы КАМАЗ ничего не предпринял по привлечению молодых кадров, через 8-9 лет на предприятиях некому было бы работать.
- По стандартам ведущих мировых автомобильных предприятий количество работников должно равняться годовому выпуску машин. КАМАЗ в этом году нацелился на выпуск 40 тысяч грузовиков. Стало быть, и персонала, по мировым стандартам, под такой объем производства должно быть 40 тысяч. На КАМАЗе же - 52 тысячи работников. Как вы привлекаете молодежь, если пенсионеры не освобождают рабочие места? Или ради молодежи вы готовы увеличить численность?
- Нет, мы не хотим ни наращивать, ни сокращать количество персонала. Мы намерены увеличивать производительность труда и через 4 года таким же количеством работников выпускать не менее 60 тысяч автомобилей. И за счет роста производительности труда повысить уровень реальной заработной платы в полтора раза. Три года назад мы приступили к программе привлечения и закрепления молодежи, и тесное сотрудничество с учебными заведениями города позволяет нам ежегодно принимать не менее тысячи выпускников профессиональных училищ, техникумов и вузов.
- Предположим, все 10% камазовских пенсионеров одновременно уйдут. Вы нашли бы, кем их заменить?
- Нашли бы. За исключением небольшой группы ценных специалистов, которым пока нет замены. Это были бы выпускники местных учебных заведений и люди за 40, которые ушли с КАМАЗа после пожара, а теперь рвутся назад: не все нашли себя в частном предпринимательстве и хотят уверенности в завтрашнем дне. А КАМАЗ – компания стабильная.
- Каких специалистов КАМАЗу сегодня не хватает? И всех ли, кто вам нужен, готовят челнинские вузы?
- Никто в городе не готовит специалистов по логистике, промышленному маркетингу и металловедению. Хотя, на наш взгляд, это с успехом могли бы делать в ИНЭКА (КамПИ). Вообще для учебных заведений города КАМАЗ – выгодный партнер. Ежегодно на повышение квалификации своих работников мы расходуем свыше 30 миллионов рублей. Этого, к сожалению, не понимают как жители города, так и администрации вузов – у нас не перестают плодить экономистов и бухгалтеров, которых и так переизбыток. И продолжают обучать отмирающим профессиям. Например, готовят переводчиков. Но сегодня потребность в них практически отпала: специалист сам должен знать иностранный язык, чтобы участвовать в переговорах с зарубежными партнерами.

АУ, КАМЕНЩИКИ!
0 - Строители стареют. Каменщики, монтажники. Найти этих специалистов очень тяжело. Берем из других городов -Елабуги, Нижнекамска, Камских Полян и т.д. Но уже ощущаем нехватку и там. Сейчас две бригады - одну каменщиков, другую монтажников, по 8-10 человек в каждой, сразу можем принять, - так обрисовывает ситуацию на рынке труда в строительстве руководитель службы кадров треста «Подряд».
- Пока большого дефицита квалифицированных специалистов нет, но он может появиться. Ждем. Могут начаться работы на Башкирской АЭС, в свободной экономической зоне Елабуги, - практически подтверждает сказанное коллегой из «Подряда» заместитель генерального директора ОАО «КамГЭСэнергострой» по кадрам и социальным вопросам Салихзян Гайниев. В борьбе строительных предприятий за кадры просматриваются две особенности. Чем меньше коллектив, тем меньше головная боль у кадровиков из-за потенциальных пенсионеров. И чем больше предприятие, тем проще ему получать перспективных выпускников из профильных учебных заведений.
Число работающих в «Подряде» летом увеличивается до 300 человек, зимой остается около 150, и здесь сетуют на то, что мало молодежи учится на тех же каменщиков. В фирме «Апшерон» работает около 100 человек, в «Иншаате» - около 150, но здесь нет проблемы, кем заменить пенсионеров. Кадровики говорят, что у них больше молодежи. В «КамГЭСэнергострое», по словам Гайниева, на 5000 работающих 600 пенсионеров и людей предпенсионного возраста, и 1100 – молодежь до 30 лет. Но и это соотношение – плод целенаправленных усилий. В последние годы «КамГЭСэнергострой» ведет сознательную политику на омоложение коллектива.
– На нас же 2 профессиональных училища работает – 114-е и 47-е, целый строительный факультет в КамПИ, из Казанской строительной академии тоже приходят выпускники. У нас свой учебный комбинат есть, где мы можем за 3-4 месяца обучить хоть выпускника школы, - рассказывает Гайниев. С обученными, но еще неопытными «спецами» и в «КамГЭСэнергострое», и на других предприятиях поступают одинаково: их ставят рядом с профессионалами, чтобы обучались непосредственно в процессе работы. Еще есть фирмы, где претендента на вакансию спрашивают о возрасте и опыте. Но это уже роскошь, чреватая последствиями. Словом, в строительстве – голод на кадры. Возникший, кстати, по не всегда понятным причинам. «Каменщики у нас летом зарабатывают до 20 тысяч рублей в месяц, зимой – по 10-15 тысяч, а молодежь учиться на каменщиков не идет», - сказала кадровик «Подряда».

КОГО ЦЕНЯТ РУБЛЕМ?
Еще неизвестно, кем быть выгоднее: владельцем процветающей фирмы или просто классным и нужным специалистом. Фирма в любой момент может вылететь в трубу, а вот «спецов» днем с огнем ищут все предприятия. И чем выше квалификация профессионала и его уникальность, тем выше его ценят.
На заводах ОАО «КАМАЗ», например, самую высокую зарплату согласны платить (и платят) имеющим высокий разряд электронщикам и наладчикам станков и автоматических линий с ЧПУ. Словом, станочникам, способным управляться со сложным, «думающим» оборудованием. А среди менеджмента более всего ценятся… главные специалисты отделов. Даже их начальники порой получают меньше.
В строительстве кадровики гоняются за хорошими каменщиками, монтажниками и электросварщиками. «У нас уже обсуждается идея установить им какие-то целевые доплаты к заработку», - сообщил заместитель генерального директора ОАО «КамГЭСэнергострой» Салихзян Гайниев. По его словам, в большой чести на этом предприятии мастера и прорабы.
В торговле все зависит от того, в ком более всего нуждается та или иная компания. В «Боровецком» придерживаются сложившегося штатного расписания и зарплатой выделяют директоров магазинов и заведующих отделами и секциями. Во «Впроке» более всех ценится заведующий складом и менеджеры офиса компании. «Камилла» не скупится на системных администраторов. Везде особо ценится опыт и длительность работы на одном предприятии. В одной из торговых компаний существуют надбавки за стаж, которые растут вместе со стажем. «У нас есть работники, у которых надбавка равняется уже половине их месячной зарплаты», - сказал один из руководителей этой компании.
Любопытная закономерность. Размер зарплаты особо ценных специалистов и в ОАО «КАМАЗ», и в строительстве, и в торговле примерно одинаков – 12-20 тысяч рублей. Просто ценные, опытные специалисты получают 8-12 тысяч. Интересно, что кадровый голод заставляет руководителей по своему ценить и тех, кого раньше принято было называть «чернорабочими» или рабочими низкой квалификации. «Грузчиков нельзя считать рабочими низкой квалификации, это серьезный физический труд», - сказала заместитель генерального директора компании «Камилла» Равия Зиярова. Поэтому в той же «Камилле» ниже среднего «минимума» получают разве что фасовщики товаров. А средний минимум по городу – 4-5 тысяч. При этом заместитель директора торговой компании «Впрок» Алексей Видякин говорит, что в торговле руководители будут вынуждены поднимать зарплату всем своим работникам. Потому что гипермаркеты будут платить явно больше, и придется как-то удерживать даже продавцов и кассиров.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту