наверх
2907

ЧЕЛНИНСКАЯ ВОДА

25 февраля 2004

СКВАЖИНЫ
Во второй половине 90-х в Челнах увлеклись строительством артезианских скважин и обустройством родников. Средств из городской казны и республиканского Экофонда ушло немало. В один только родник возле Боровецкой церкви вложено около 3 миллионов рублей. В прошлом году главный государственный санитарный врач города Кифая Ганеева своим постановлением запретила эксплуатацию 7 артскважин в черте города. Не по прихоти. Ни заказчики, ни строители не представили санэпиднадзору заключений о результатах гидрогеологических исследований почвы.
Хотя, говорят, был случай - ленточку на «открытии» источника в 48-м комплексе у строящейся мечети разрезал не кто иной, как бывший глава города. Итог - вода из недостроенных скважин ненадежна. В ней - излишек солей кальция и магния, где-то она пахнет сероводородом, где-то - избыток железа. Будете пить такую воду постоянно - получите камни в почках и в желчном пузыре.

РОДНИКИ
Родниковая вода тоже течет сквозь грунт, а его, как вы уже знаете, проверять надо. Так что и родникам нашим доверять сейчас нельзя. По словам Ганеевой, только один родник не вызывает сомнений - у дома лесника. Он обустроен и уже много лет находится под наблюдением специалистов.
На воду Боровецкого родника влияет плохая погода. Он постоянно загрязняется во время таяния снегов и дождей. Вода других родников не вписывается в санитарные нормы. Кто воочию хочет увидеть, что происходит в организме человека, раз 10 вскипятите чайник с водой из родника или из сомнительной скважины. Стены или спираль покроются явно заметным белым налетом. Это соли.

ВОДОПРОВОД
По трубам до нас доходит камская вода, усилиями предприятия под названием «Челныводоканал» доведенная до стандарта «Вода питьевая». Ее и хвалят, и ругают.
Хвалят специалисты. Причем не только в водоканале, но и в санэпидемстанции. Ругают продавцы питьевой бутилированной воды.
Не только потому, что «девственно» чистая на выходе со станции очистки вода много километров течет по ржавым и заиленным трубам. Утверждают, что речная вода вообще ненадежна, ибо в наши реки сбрасывают промышленные стоки, в них дождями течет всякая «химия» и т.п. Заявляют, что в нашей водопроводной воде много хлора и извести, хлор разрушает трубы, раздражает кожу и воняет, известь засоряет сосуды. Советуют специалистам обеззараживать воду не хлором, а озоном. И т.д.
- Посылал меня как-то гендиректор в командировку посмотреть, что такое озонирование, - рассказывает начальник производственно-технического отдела «Челныводоканала» Виктор Чепелянский. - Съездил в Киев, посмотрел. Стоит станция озонирования, а рядом с ней какие-то емкости. Спрашиваю, что это. А это, говорят, баки с хлором. Выяснилось, что эффект от озона действует не больше 20 минут, так что приходится воду хлорировать.
- А хлора в нашей воде столько, что можно было бы и добавить, - продолжает Виктор Иванович. - Его содержание соответствует минимальной норме. Такой уровень мы поддерживаем для того, чтобы уменьшить вредное воздействие воды на трубы и на человека. Извести вообще не хватает, но ее нам и взять неоткуда. Единственное в Татарстане месторождение на 500 тысяч тонн нерентабельно для промышленной разработки.
В «Челныводоканале» хотят улучшить хлорирование и хотели бы добавлять в воду аммиак. С ним вода даже в засоренных трубах лучше сохраняется. Уже планировали обновить оборудование, закупить импортное. Все уперлось в одного казанского чиновника. «А известь добавлять и не надо, - считает главный санврач Кифая Ганеева. - Камская вода тем и хороша, что она мягкая, без солей. Плохо, что в ней не хватает фтора и йода». К слову, сама Ганеева живет в Челнах больше 30 лет и до недавнего времени постоянно пользовалась водопроводной водой. Сейчас у нее есть свой колодец.

ВОДА БУТИЛИРОВАННАЯ
В Челнах ОАО «Булгарпиво» выпускает «Челнинку», фирма «Алиса» - «Хрустальный колодец» и «Алису». Привозят «Биолу», «Кристальную», «Олероли» и т.д. Бутилированную воду не просто рекламируют. Главный педиатр Александр Зотов рассказал, что представители фирм приносили ему показатели состава воды. С целью убедить его помочь сделать свою продукцию сырьем для приготовления пищи в детских садах и школах. «Хорошие показатели, именно такую воду должны пить наши дети», - оценил Зотов. Но помогать отказался. Сославшись на занятость и на то, что это вообще не его работа.
У специалистов есть еще одна причина не заниматься коммерческим продвижением привозной воды. Эту причину знаем и мы все, поскольку уже пожили в условиях рынка. «В Челнах мы не открываем производство, если у предприятия нет своей лаборатории, - говорит Ганеева. - Кроме того, и сама вода, и скважина, откуда она берется, должны быть исследованы и сертифицированы». У поставщиков привозной воды тоже есть все документы. Но проверить каждую партию невозможно. Короче, как бывает «паленая» водка, так может быть и «паленая» вода. Вот почему не ленитесь спрашивать сертификаты (и документы) у желающих осчастливить вас «живой» водой.

КАК ЕЕ ДЕЛАЮТ
Знаете ли вы, каков размер «стакана», которым черпает воду «Челныводоканал»? 35 метров в глубину. Внутри ездит лифт. «Стакан» - это машинный зал насосной станции водозабора в Белоусе, в котором расположено 8 гигантских насосов. Эти насосы за сутки способны прокачать 1 миллион 200 тысяч кубометров воды.
«Сейчас нам столько не нужно, качаем всего 600 тысяч», - говорит начальник станции очистки Шамиль Юсупов. Челнинцы выпивают около 400 тысяч. Остальное идет предприятиям города и в нефтяные районы Татарстана. «Челныводоканал» поит и сады-огороды.
Внешне технология не особо сложная. В Белоусе в 300 метрах от берега на 18-метровой глубине расположены оголовки водозаборных сооружений. Это «рты», всасывающие речную воду. У «ртов» есть решетки, они задерживают предметы крупнее 15-25 миллиметров. Так вода проходит первичную механическую очистку.
На берегу воду принимают вращающиеся водяные сетки. «Они длиной 28 метров и уходят в глубину, - рассказывает начальник водозаборных сооружений Владимир Чулюкин. Здесь в 5-миллиметровых ячейках задерживается практически весь мусор. И не только мусор. Рабочие систематически вычищают из ячеек рыбу-иглу. Так и поняли, что она в Каме появилась.
Потом вода проходит предварительное хлорирование. И отправляется в 16-километровый путь на станцию очистки.
Там в бетонных лабиринтах реагентного корпуса ее потоки ускоряются и смешиваются. Вода пропитывается и насыщается веществами, которые струйками льются сверху из кранов. Это реагенты - глинозем (серно-кислый алюминий) и жидкое стекло - они будут работать в отстойниках.
В отстойниках воду никто не беспокоит в течение 3 часов. Благодаря реагентам вся «вредность» превращается в хлопья и оседает на дно. После отстоя осветленная вода проходит фильтрацию сквозь начиненные песком щелевые трубы. Далее - хлорирование. Питьевая вода готова.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вернуться в ленту